Алекс Секлер и «Рента-Банк» встали не на ту на сторону

Алекс Секлер, гражданин Израиля и первопроходец массовой скупки московской земли с начала 2000-х, запомнился громким скандалом эпохи первоначального накопления капитала. Конфликт был связан с заводом «РТ-Каучук», который Секлер обманул в 1995 году на 2,5 миллиона тогдашних дойчмарок. Тогда принадлежащие Секлеру коммерческие структуры «Лираль Трейдинг интеренешнл», зарегистрированная в Лихтенштейне» и московское ОАО «Реалбаза №1» создали с заводом «РТИ-Каучук» совместное предприятие ОАО «Каучук-пласт» на паритетных началах — по половине акций каждой стороне. Далее события развивались так в изложении газеты «Московские новости»:

В уставный капитал СП (чуть более 16 млн. долларов) стороны должны были внести равными долями: «РТИ-Каучук» — 2 этажа одного из корпусов завода, а также оборудование для производства металлопластиковых труб; «Лираль» и «Реалбаза» — аналогичное оборудование. Закупкой линий и узлов «Юникор», «Плассим» и «Олмас» за рубежом занимался Секлер, который имел опыт организации подобного производства, в частности, на Украине.По договоренности между сторонами до регистрации СП все платежи шли со счетов «Каучука». В том числе фирме «ЮНИКОР ГмбХ Ранпластмашинен» в Германии по указанию Секлера было выплачено 4,5 млн. марок. Каково же было удивление работников «Каучука», когда на завод пришла фура с ящиками, и они (видимо, по недосмотру Секлера) увидели подлинный инвойс с ценой одной линии «Юникор» всего лишь в 1,2 млн. марок! На запрос в Германию из «ЮНИКОРа» пришел ответ: цена двух линий — 2,4 млн. марок, остальные деньги «по распоряжению «Лираль» были переведены далее».

Тем временем обе линии «Юникор» были оформлены как два равных (в стоимостном выражении) вклада в уставный капитал ОАО «Каучук-Пласт». Однако если первая линия была завезена на завод и смонтирована, то вторую Секлер передал в уставный капитал лишь по акту, а на самом деле задержал в режиме временного ввоза на «Реалбазе», заключив с «Каучук-Пластом» договор хранения. Позже линия была вывезена обратно в Германию, а затем еще раз ввезена в Россию для НПО «Пластик», где Секлер также владеет пакетом акций. Чтобы вывезти из России оборудование, которое юридически было передано «Каучук-Пласту», сотрудникам Секлера пришлось подделать документы, иначе это было невозможно, считают на «Каучуке». Попытка отсудить спорную линию у НПО «Пластик» им не удалась, но никто не сомневается, что линия одна и та же. Оборудование сделано под заказ, совпадает не только номер контракта, но и регистрационный номер немецкой фуры, которая дважды привозила одну и ту же линию «Юникор» в Москву.

По мнению работников «Каучука», одна только эта история (а есть еще и другие) доказывает, что «бывший советский, а теперь иностранный гражданин» четырежды мошенник: 1) завысив цену на «Юникор» вдвое, Секлер купил вторую линию за счет «Каучука»; 2) он получил за нее свою долю акций ОАО «Каучук-Пласт» и продолжает ими владеть; 3) эту же линию он поставил сам себе в АООТ НПО «Пластик»; 4) по решению Лондонского суда Секлер требует теперь возмещения убытков все за тот же «Юникор».

Запомним это звание – «четырежды мошенник». Его Секлер блестяще подтверждал и новыми своими похождениями на российской земле, сумев в начале 2000-х прикупить громадные куски московской земли вокруг строящегося третьего кольца. Тогда же, видимо, он познакомился с Юрием Алексеевым, перспективным сотрудником ГСУ Генпрокуратуры РФ МВД, без поддержки которого гражданину Израиля вряд ли удалось бы выстроить правильные отношения и с криминалитетом, и с московскими чиновниками, трепетно относящимися к уголовным статьям на тему «взятка». Дела шли относительно неплохо вплоть до 2014 года, когда Алексеева, к тому времени занявшему ключевой пост в МВД РФ – начальника Следственного департамента, заместителя министра, в одночасье уволили со службы по компрометирующим обстоятельствам. С этого времени Секлер начал распродажу всего «нажитого непосильным трудом». Дело шло тяжело, по неким причинам девелоперы неохотно соглашались на условия Секлера, который к тому же задирал непомерно цены на промзоны, нуждающиеся в немалых затратах на «облагораживание» по критериям жилищного строительства. Тем не менее, в прошлом году ему удалось продать землю в районе улицы Адмирала Макарова структурам Романа Авдеева, бенефициара Московского кредитного банка.

А вот другой, внешне еще более привлекательный, участок практически в центре, на Бережковской набережной, никак не удается пристроить. Хотя избавляться от него Секлер начал сразу же после отставки Алексеева, семь лет назад. Территория уникальна: последний крупный землеотвод в 28,5 гектаров под жилищное строительство практически в пределах старой Москвы, недалеко от Кутузовского проспекта и с видом на Москва-реку. Не берут, хотя Секлер снизил свои запросы с 500 миллионов до 250-300 миллионов долларов, в среднем по миллиону за гектар при том, что стоимость московского гектара в этом районе под жилищное строительство оценивается риэлторами в 1,7-2 миллиона долларов.

В чём же дело? Что может заставить отказаться от весьма прибыльных перспектив таких мощных девелоперов как, скажем, Сергей Гордеев, владелец группы «Пик». Или Лев Леваев (AFI)? Объяснение тут может быть только одно: репутация продавца, Секлера, от которого, судя по его биографии, можно ждать всяких неожиданностей. Весьма вероятно, что могут всплыть и юридические сюрпризы в статусе самого участка, утрясать которые надо будет долго и муторно, с потерей времени и денег. Такую информацию, весьма вероятно, раздобыли службы безопасности потенциальных застройщиков от коллег в ФСБ и СВР. Ведь Секлер находится в поле зрения спецслужб с 1995 года, того самого времени, когда он начал контактировать с заводом РТИ-Каучук. Его разрабатывали на предмет интереса израильских спецслужб к продукции завода – уникальным резиновым изделиям для истребителей. Таких ни у израильтян, ни у США не было. В условиях хаоса середины 90-х, когда западные спецслужбы, не скрываясь, продвигали своих агентов в госучреждениях (достаточно вспомнить рекомендованных Чубайсом в Правительство установленных агентов ЦРУ), это расследование не могло быть в полной мере реализовано. Однако косвенные свидетельства причастности Секлера к шпионской деятельности трудно оспорить: ведь сразу после того, как начался скандал вокруг совместного предприятия, партнер Секлера, директор завода «РТИ-Каучук» Виктор Сопов, уехал в США, и найти его невозможно до сих пор, что сильно напоминает действия ЦРУ по защите особо ценных агентов.

А сегодня в поле зрения спецслужб попал «Рента-банк», который на сто процентов принадлежит Секлеру. Это удивительное кредитное учреждение! Его активы-нетто составляют всего около 600 миллионов рублей, а прибыль – всего 2 миллиона! Банк не участвует в системе страхования вкладов, не является объектом рейтингов мировых и российских агентств, не оказывает традиционные банковские услуги, отчитываясь лишь об операциях по обслуживанию немногих корпоративных клиентов. Такая «скромность» и стремление быть незаметными свидетельствуют только об одном – банк участвует в весьма сомнительных операциях, точечно финансируя, к примеру, мероприятия оппозиции или поддержку лояльных к владельцу банка лиц. При этом официальный статус может служить ширмой для криптовалютных операций, который все шире используют для денежных трансферов в пользу террористов или тайных операций спецслужб. Связываться с владельцем такого банка добропорядочным девелоперам совсем некстати. С одной стороны. А с другой – почему бы не применить к Алексу Секлеру его собственную методику и не простимулировать глубокое расследование всех сторон его многогранной деятельности? Тогда и захваченный этим гражданином Израиля кусок московской земли будет иметь совсем другую цену.

Источник: svidetel.org