Александр и Игорь Качные: «мастера рыбных дел» причастны к убийствам на Майдане?

Александр Качный и его брат Игорь, будучи ответственными за сбор титушек в Киевской области, напрямую причастны к убийствам протестующих на Майдане. Такой информацией с корреспондентом Информационного Агентства «Новости Без Границ» (Kordon.org.ua) поделился накануне источник в ГПУ.По его словам, Александр Качный лично финансировал спецоперацию по «расстрелу митингующих». Информационное Агентство «Новости Без Границ» попыталось разобраться в том кем же на самом деле является рыбный олигарх А. Качный и его родной брат — Игорь.

Итак, несколько интересных материалов наших коллег, которые отвечают действительности.

Главу Киевского областного совета Александра Качного коллеги за глаза нередко называют вторым Януковичем. Дескать, он тоже умелый хозяйственник и рьян

Александр Качный: Рыбных дел мастер.

Регионал Александр Качный — типичный представитель новой когорты украинских политиков, изо всех сил старающихся избавиться от малейшего упоминания о темных пятнах в своей биографии.

Между тем в 1990-х он сколотил серьезный капитал, занимаясь одним из самых непубличных видов бизнеса — рыбным промыслом. А когда в МинАП добрался до руководства рыбной отраслью всей страны, был со скандалом оттуда уволен.

Нынче Качный возглавляет Киевский областной совет, где претендует на роль главного реформатора местного самоуправления. Вот только скелеты в шкафу не дают Качному спокойно работать, а прятать их он так и не научился.

Главу Киевского областного совета Александра Качного коллеги за глаза нередко называют вторым Януковичем. Дескать, он тоже умелый хозяйственник и рьяный реформатор, а его способности в любой ситуации держать марку мирового управленца может позавидовать и сам президент. Столь лестные сравнения Качному явно приятны, хотя он тут же спешит заверить, что до Януковича ему еще очень и очень далеко.

Нескрываемый пиетет перед главой государства сразу же выдает партийных функционеров среднего звена. Качный дважды участвовал в выборах Киевского областного совета. Оба раза успешно.

Триумфом оказался 2010-й год, когда нашему собеседнику посчастливилось возглавить облсовет. И хотя с того времени уже прошло почти три года, на пути формирования собственного позитивного имиджа Качный все еще делает непростительные для чиновника такого уровня ошибки.

Согласовать интервью с главой Киевского областного совета оказалось делом нешуточным. Ответив на все вопросы «ВД» и дав добро на анонсирование самого материала, Качный неожиданно передумал.

Что побудило политика так некорректно поступить — судить нашим читателям, но опытному бизнесмену и управленцу пристало знать, что сказанное однажды слово назад не заберешь. Как бы там ни было, «ВД» удалось договориться с Александром Качным о публикации интервью. И хотя многие ответы он переписал заново, все самое интересное для читателя редакция постаралась оставить.

Вы ратуете за децентрализацию. Зачем вам это?

— Уточню — за децентрализацию государственного бюджета, и на этом неоднократно настаивал президент. Это необходимо для того, чтобы начиналось интенсивное развитие экономики регионов. При нынешней системе взаимо­действия центрального и региональных бюджетов у регионов практически отсут­ствует стимул зарабатывать больше — ведь это никак не влияет на размер суммы средств, которые остаются в их распоряжении.

Дотационные регионы, соответ­ственно, тоже не заинтересованы развиваться — ведь их и так дотируют. Конструктивным решением могло бы стать изменение пропорции распределения средств — на местах должно оставаться не менее половины заработанных средств.

На что бы вы тратили эту половину?

— В первую очередь это развитие по всем направлениям социальной и экономической сферы, ЖКХ. Например, проект рекон­струкции системы энергосбережения для области оценен в €200 млн, он позволит сэкономить до 30% затрат на энергоресурсы и полностью окупится за три года.

Второе — экология. Киевщина расположена вокруг мегаполиса, который постоянно вывозит мусор на территорию области. Нужны современные полигоны, заводы по переработке мусора.

Такие программы требуют колоссальных денег — инвестиции в построение одного мусоросжигательного завода составляют порядка €20 млн. Дополнительных ассигнований требует и система здравоохранения и образования.

Каких полномочий вам не хватает на уровне области?

— Все, что требуется сегодня для работы местного самоуправления — это возможность иметь свои исполнительные комитеты и оперировать теми финансами, которые зарабатываются на наших территориях.

Реформа местного самоуправления подразумевает, что при районных и областных советах будут организованы исполкомы, которые будут воплощать в жизнь программы, принимаемые советами. То есть те чиновники, которые воплощают в жизнь программные документы, должны быть наняты советами на эту работу, а не назначаться из столицы.

Ведь сильное местное самоуправление — это первый и главный признак демократического государства, которое хочет развиваться, а граждане которого хотят жить достойно и в достатке.

Тогда отпадает необходимость облгосадминистраций, не так ли?

— Согласно новой государственной Концепции реформы местного самоуправления и территориальной организации власти в Украине, статус местных госадминистраций изменится с органов общей компетенции на контрольно-наблюдательные органы исполнительной власти. Соответственно, произойдет и разграничение полномочий советов и администраций.

То есть администрации будут контролировать выполнение законов и Конституции Украины, иметь право вето через суды отменять незаконные решения органов местного самоуправления. На этом этапе стоит подумать о разработке государственных стандартов предоставления административных услуг.

В Киевской области не очень-то дружественно относятся к Партии регионов, членом которой вы являетесь. Как вам, регионалу, удалось сделать послушным политически разношерстный облсовет?

— Не согласен. Результат Партии регионов на выборах в местные советы 2010 года превысил 24%. В Киевоблсовете 2/3 голосов принадлежит регионалам. Поэтому делать послушным совет мне не приходилось.

А для горячих дискуссий у нас существует президиум — совещательный орган при главе облсовета. В него входят главы фракций и председатели комиссий. Именно на заседании президиума мы обсуждаем все вопросы, которые после этого выносятся в зал. Если к тому или иному вопросу есть замечания, они не снимаются и не выносятся в зал, пока не будут доработаны до конца.

Так работать гораздо проще, чем выяснять отношения по тем или иным вопросам в сессионном зале.

Но тогда не видно публичных дебатов. Как оппозиция относится к этому?

— Перед началом сессии все фракции имеют возможность делать свои политические заявления, после этого мы переходим к работе. Областной совет — это не политический орган власти, большинство проблем, которые нам приходится решать, — экономические или хозяйственные.

И процесс принятия решений в областном совете абсолютно прозрачен. А со всем, что прозрачно, очень сложно бороться. Потому мы даем оппозиции все документы полностью прозрачные.

Нет ничего, что мы друг от друга скрывали бы, и если есть объективные замечания, мы их выслушиваем и ошибки исправляем.

Ваша должность еще и выборная, значит, вы защищены от воли случая в лице президента, который глав администрации назначает и увольняет указами. Возможно, поэтому нет желания стать главой, скажем, облгосадминистрации?

— Некорректна формулировка «по воле случая в лице президента», по-моему. Согласно Конституции всенародно избранный президент назначает по представлению премьер-министра глав местных администраций и прекращает их полномочия.

Сейчас мало кто завидует должности главы ОГА. Это маленький премьер-министр на определенной территории, который решает все отраслевые проблемы. Только в отличие от главы исполнительной власти, доступ к нему у людей обеспечен постоянно. И тут он обязан понимать, слышать, молниеносно развязывать узлы.

Для этого нужны деньги, нужны рычаги и подходы, которые дают возможность реализовывать такие решения. С учетом нынешней централизации власти губернатору очень тяжело работать. Ведь на местах представители министерств и ведомств являются практически независимыми, они назначаются сверху.

От работы этих ведомств зависит общий политический и социальный фон. А политика губернатора или его видение не всегда совпадают с работой этих назначенных чиновников. Если вернуться к реформе местного самоуправления, то она решает эту проблему — администрациям будет дано право принимать и согласовывать кадровые решения.
Все будет рыба

Свой первый бизнес-опыт Александр Качный, филолог по образованию, получил в сфере строительства. В 1990-е вместе с друзьями он халтурил на всевозможных стройках: месил бетон, штукатурил стены, ремонтировал крыши. Тогда же принял решение работать исключительно на себя.

Благо, ситуация в стране этому способствовала. Воспользовавшись моментом отсутствия жестких правил для частного бизнеса, Качный с легкостью вошел в рыбный промысел.

Сперва купил небольшой рыбоконсервный завод, а уже спустя несколько лет организовал ряд компаний не только по переработке, но и хранению и транспортировке.

Впоследствии вместе с братом Игорем (депутатом Николаевского городского совета) Качный сосредоточился на импорте рыбы. А как только занялся политикой, от бизнеса, по его словам, отошел.

Во время интервью Александр Качный поделился своим видением нынешнего состояния рыбной отрасли Украины, заявив, что отечественный рыбпром все еще находится в советском состоянии.

При этом наш собеседник возмутился неурегулированностью вопроса землеотвода под водоемами, а также отсутствием в списке поддерживаемых государством сельхозпроизводителей рыбных хозяйств.

Впрочем, когда дело дошло до согласования интервью, Качный стушевался и потребовал удалить эти ответы. По всей видимости, он просто опасается нажить себе врага в лице нынешнего главы Госагентства рыбного хозяйства Виктора Дроника. Ведь однажды Качный уже руководил этим ведомством и его критику могут расценить как сигнал к кадровым перестановкам.

Назовите ключевой момент, необходимый для успешного реформирования рыбной отрасли.

— Один из ключевых — отделить науку от рыбодобычи. Научные ловы должны делаться исключительно на судах, которые принадлежат научным институтам. Сегодня же наука во время не­реста осуществляет «научный» лов на судах бизнесменов-ловцов. Во время этого они превышают все допустимые объемы вылова рыбы во время нереста.

Второй момент — нужно ограничить критериями количество тех, кто получает квоты на рыбодобычу: выдавать их только тем, кто имеет свои суда, свою береговую базу, на которой есть холодильники, то есть своя инфраструктура. Тогда им есть за что отвечать, есть стимул бороться с браконьерами.

Для тех, кто занимается рыбным хозяйством, выловить саму рыбу мало, ведь ее нужно хранить, транспортировать и так далее. Как в этом направлении сегодня обстоят дела украинского производителя?

— Это серьезная проблема для тех, кто занимается выращиванием рыбы внутри государства. Потому что рыба вылавливается из спущенных водоемов в октябре приблизительно по всей стране одновременно. Десятки тысяч тонн рыбы одновременно поставляются на рынок. Из-за этого цена резко падает. А для того, чтобы ее в дефицитный зимний сезон можно было продать по хорошей цене, нужно сначала правильно заморозить рыбу, потом ее упаковать, а после еще и правильно хранить.

Разве сегодня фермер, который выращивает в ставке рыбу, имеет такую возможность? Нет. Он сразу выбрасывает ее на рынок в живом виде, либо кустарным способом замораживает в мешках, чтобы хоть как-то сохранить ее для дальнейшей реализации. Эта проблема, безусловно, требует серьезного подхода. Нужны дешевые кредиты, нужны государственные дотации.

Но ведь все эти проблемы в рыбной отрасли, о которых вы говорите, вряд ли можно решить лишь с помощью кредитов и госдотаций, не так ли?

— Сейчас просто необходимо от кустарного подхода выращивания рыбы перейти к интенсивному выращиванию, где будет создана вся необходимая инфраструктура. Ведь сегодня в Украине нет даже завода, который производит качественный корм для рыб. Бросили вы, к примеру, корм в пруд. Если рыба его не успела съесть и он потонул, в воде начинаются процессы гниения.

Выходит, что и рыба не наелась, и вода портится. Во всем мире уже давно применяются специальные не тонущие корма. При ответственном подходе рыбу сегодня можно выращивать в любом степном районе Украины. Для этого нужна только вода, которую можно добыть из скважины.

Нет желания возвратиться в рыбный бизнес?

— Каждый человек должен себя определять там, где он востребован. Когда я почувствую, что уже не востребован на той работе, которую я сейчас провожу, я спокойно и с легкостью возвращусь в бизнес. Пока же уходить с той дороги, где ты приносишь пользу и можешь быть успешным, думаю, будет неправильно.

Особенно в период реформирования местного самоуправления. Я уверен, нам удастся построить по-настоящему действенное местное самоуправление европейского образца, в полном объеме реализовать европейскую хартию местного самоуправления, к которой присоединилась Украина.
Рыба гнила с головы?

Мощнейший удар по репутации Александра Качного пришелся на 2006 год. На одном из заседаний правительства тогдашний министр АПК Александр Барановский заявил, что Госдепартамент рыбного хозяйства, которым руководит Качный, погряз в коррупции.

«Вместо государственной политики по разведению и переработке рыбы Качный занимается собственным бизнесом!» — возмущался министр.

А чтобы ни у кого на этот счет не возникало сомнений, привел результаты проверки деятельности Госрыбхоза. В них, кроме всего прочего, значилось, что Качный и его семья владеет 15 предприятиями, занимающимися импортом рыбы, на благосостояние которых якобы и работает глава рыбхоза.

И хотя наш собеседник уверяет, что подобные предприятия завозят в Украину лишь ту рыбу, которая у нас не производится (а стало быть, они не конкуренты компаниям, занимающимся украинской рыбой), соблазн помочь приближенным бизнес-структурам от этого никуда не девается.

В конце концов, объемы производства рыбы, ее импорт, экспорт руководитель профильного ведомства может регулировать самостоятельно.

В этой связи перекрыть кислород определенным производителям рыбы в пользу родственных компаний-импортеров — сущий пустяк.

Сам Качный во время интервью «ВД» подтвердил, что его фирмы действительно занимались импортом рыбы, которая в Украине не производится.

Однако чуть позже решил отказаться от собственных слов. Как, впрочем, и от всего блока острых вопросов о своем пребывании у руля Госрыбхоза. Все они вызвали у него бурю негодования.

Как ни крути, но уходить с должности ему пришлось со скандалом, а коррупционное, по словам министра Барановского, ведомство, которым Качный руководил два года, за свою неспокойную деятельность и вовсе было ликвидировано.

Благодаря чьей протекции вы стали главой Госдепартамента рыбного хозяйства Украины?

— Протекций никаких не было. В 2004-м году возник вопрос о реформировании отрасли. Я занимался в то время рыбным промыслом в частных структурах. Объехал практически все страны, где рыбная отрасль считается одной из ключевых. У меня было понимание того, как должно быть.

В тот момент я возглавлял Ассоциацию рыбопромышленников, и ко мне обратился министр с просьбой дать варианты развития отрасли, в результате реализации которых можно было бы наполнить бюджет и вывести рыбную отрасль из тени. Такие предложения мною были сделаны, после чего мне предложили возглавить отрасль.

В течение первого года нам удалось на 21% увеличить рыбо­добычу. Это не значит, что мы ее увеличили в фактических цифрах добычи. Нам просто удалось вывести отрасль из тени. По импорту рыбы поступления в казну увеличились на $120 млн. Мы сделали инвойсы на импорт рыбы реальными, а не заниженными.

Тогда говорили, что вы лично не заинтересованы в росте добычи украинской продукции, зато активно лоббируете ее импорт.

— Как руководитель я понимал, что для того, чтобы рыбная отрасль смогла выйти хотя бы на уровень советских времен и достичь уровня потребления 28 кг рыбы в год на человека, нужна не только пресноводная рыба, но и морская, в которой большее содержание фосфора, рыбьего жира и белка.

Для этого необходимо организовать работу, как импортеров, так и украинских производителей, усиливать оба эти направления. Тогда действительно вылов украинской рыбы и объемы рыбы, выращенной в прудах, увеличились более чем на 20%. Теперь по поводу импорта и собственного производства.

Есть такие виды рыбы, которые никогда не будут производиться в Украине — сельдь, скумбрия и другие. А украинцы привыкли ее покупать, поэтому эту рыбу Украина будет импортировать всегда.

Вы ведь до прихода в Госдепартамент рыбного хозяйст­ва руководили рядом собственных рыбопромышленных ком­паний. Поэтому вас рано или поздно начали бы обвинять в коррупции. Налицо конфликт интересов — разве это не очевидно?

— Приглашение возглавить Госдепартамент рыбного хозяйства я получил, будучи главой Ассоциации рыбопромышленников, в которую входят как импортеры, так и компании, добывающие рыбу в Украине. А как еще можно было возглавлять ассоциацию рыбопромышленников, кроме как работая в этой отрасли? Это тоже была абсолютно открытая информация.

Говорить о лоббировании интересов одних за счет интересов других по меньшей мере некорректно. Так в чем именно конфликт интересов? В наличии у меня опыта работы в отрасли? Украинские законы ведь не запрещают гражданам заниматься законным бизнесом, трудоустраивать сотни людей, платить им легальную зарплату и налоги в бюджет.

Все же тогда Госдепартамент рыбного хозяйства был ликвидирован. Какие, на ваш взгляд, это имело последствия для рыбной отрасли?

— После ликвидации отрасль лишилась руководящего органа. Безусловно, это было сразу исправлено новым правительством, которое даже подняло статус руководящего органа с департамента до Комитета рыбного хозяйства.
Философ с удочкой в руках

Отдых Александра Качного лишен изысков. Выходные он предпочитает проводить в кругу семьи за чтением философских книг. Несколько раз в году совершает паломничество на Афон. Впрочем, есть у нашего собеседника и куда более активный отдых — рыбалка, как и положено экс-главе Госдепартамента рыбного хозяйства.

Расскажите о тех местах, где вы предпочитаете рыбачить?

— Меня привлекает только Днепр. Ловлю в основном с берега на мотыля, червяка. Люблю те места, где дикая природа. Езжу в Бориспольский район, Ржищев, Украинку, в Триполье.

Какой ваш самый большой улов?

— У меня больших уловов нет. Максимум, что поймал в этом году, — щуку 1,5 кг. Вообще, мне без разницы, что ловится и каких размеров. Если сегодня ловится бычок — я иду на бычка, если сегодня ловится судачок, значит, работаем по судачку. Правда, судака сложнее выловить. По нынешним меркам, если за день поймал 1-2 таких рыбешек, считается, что это хорошо.

Кто ваш спутник во время рыбалки?

— Это сын и мои друзья. Есть люди, с которыми я дружу больше 15 лет, есть люди, с которыми дружу 10 лет, есть и новые друзья. Для меня на рыбалке кроме самой ловли важным является еще и процесс общения.

Могли бы посоветовать нашим читателям самое рыбное место на Днепре?

— Рыба ловится практически по всему Днепру. Но я думаю, что главной задачей рыболова должно быть не поймать побольше, а получить удовольствие. Поэтому вся сила рыбной ловли в хорошей погоде и хорошей компании.
Перспективы

Политическое будущее Александра Качного представляется весьма прогнозируемым. Оно всецело зависит от президентских выборов 2015 года. Тогда же истекает срок полномочий и Киевского областного совета.

Если у власти удержится Янукович, Качный сможет рассчитывать на должность в правительст­венных структурах. Если же на Банковой окажется предста­витель нынешней оппозиции, наш герой, вероятно, предпочтет остаться на выборной должности.

Правда, на выборы в обл­совет он, вероятно, пойдет по партийным спискам, так как политики такого склада характера редко рискуют драться на мажоритарке.

Экс-глава Киевского областного совета Александр Качный избран главой Киевской областной организации Партии развития Украины. Его первым заместителем стал Владимир Павленко, главой исполкома – Станислав Полищук. Об этом НБН сообщила пресс-служба Киевской областной организации партии по итогам II областной партконференции, которая состоялась 3 июля в Буче (Киевская область).

«Базовым в программных положениях Партии развития Украины является принцип реальной децентрализации власти. Объединяясь, мы создаем новую политическую силу, которая не подстраивается под конкретную личность. В ее основе стоят местные лидеры – успешные люди, которые своим трудом и достижениями заслужили право быть избранными», – заявил г-н Качный.

Поймал министр золотую рыбку и говорит: «Выполни одно-единственное желание — чтобы у меня все было!» — «Хорошо, пусть будет по-твоему: у тебя все было…» Рано или поздно оно так и случится, но пока министр аграрной политики у власти. Кроме овощей, шашлыка, приготовленного собственноручно, Александр Петрович полюбил еще и рыбу. И в объеме не 12 килограммов, которые приходятся на каждого украинца, а тралами и трюмами. За тривиальной ликвидацией Государственного департамента рыбного хозяйства просматривается механизм перераспределения рыбного рынка с целью дальнейшей приватизации пусть даже скудного, но уцелевшего государственного имущества.

Браконьерство и «серый» сбыт выловленного достигли таких размеров, что «белым» рыбакам выходить в море — себе дороже. Об этом они открыто говорили на коллегии Госрыбхоза в декабре 2005 года. Проверка деятельности Госрыбинспекции выявила коррупционные действия, взяточничество как среди рядовых инспекторов, так и среди начальства. Но вместо того, чтобы наказать виновных, уволили… правдоискателей. У тех, кто занимается рыбопереработкой, есть три пути приобретения сырья: у артели, на хладокомбинате и у браконьера. В первых двух точках сбыта цена за килограмм бычка — три гривни, в последней — гривня. Покупают, где дешевле. За три дня предприимчивые «менеджеры» сформируют вашу партию — 200 тонн. Но ведь вы же не повезете этих головастых из Бердянска в Киев в тазике с водой! Их на том же местном хладокомбинате заморозят в брикеты. Для вас эта услуга обойдется еще в 50 коп. за килограмм. Зато полторы гривни экономите, а в целом — 250 тыс.! Оптовый конвейер работает с размахом и без сбоев. Об этом свидетельствует очередь машин с донецкими, луганскими номерами… Все торопятся, поскольку бычка ловят только два месяца. Еще более ощутима ценовая разница на пеленгасе. Если в рыбхозе килограмм его стоит 4,5 гривни, то на руках — две. Почему браконьеры так вольготно чувствуют себя на воде и на суше? Кого же тогда ловит рыбинспекция?

Дело в том, что за «разрешение» заниматься уголовным ремеслом рыбаки отдают рыбинспекторам треть улова. Раньше блюстители водных запасов не гнушались собственноручно трусить сети рыбаков. Со временем поумнели, передав «таможенные» функции группе «уполномоченных», одни из которых отвечают за сбор податей живым товаром, а вторые — складируют деньги, вырученные от его продажи. В советские времена браконьеры тоже действовали под прикрытием рыбоохраны. Но тогда «серые» рыбаки откупались исключительно деньгами. Ныне же, при нищей жизни, расплачиваются рыбой, которая, тайком попадая на рынок, расшатывает его до состояния семибалльного шторма. Ведь речь идет не о сотнях, а десятках тысяч тонн «левых» даров моря. Рыбинспектора через верных «эмиссаров» контролируют не только утлые плоскодонки и баркасы, но и мощные сейнеры с двигателями в триста «лошадок», трюмы которых вмещают до 46 тонн свежего улова. На последних во время путины часто находятся сами… блюстители рыбных богатств. Их присутствие обусловлено тем, что рыбаки стремятся занизить улов, поэтому приходится фиксировать вес каждого трала или более емкого, до 30 тонн, «кошелька». Преступная смычка процветала до назначения Виктора Кириченко начальником Госрыбинспекции, вольготно она живет и при нем. Действует даже чуть наглее, чем прежде. За год деятельности Виктор Аркадьевич так и не сподобился провести водораздел между подчиненными и браконьерами. Хотя штат при нем вырос на полторы сотни человек, из которых только 30 — рыбинспектора. Поэтому возникает резонный вопрос: а наведения ли порядка ради трудоустроил земляка министр аграрной политики? И как могло случиться, что действующий подполковник милиции Кириченко год пребывал на руководящей должности в центральном аппарате министерства в качестве… прикомандированного?

Но прежде чем усадить Кириченко в руководящее кресло, министр приказом №73 от 21 февраля 2005 года вывел Госрыбинспекцию из состава Госрыбхоза и передал в сферу непосредственного управления Министерства аграрной политики. Точнее, подчинил себе. Правда, соответствующих изменений в положение о департаменте не внес. Поэтому можно считать, что и по этой причине Виктор Кириченко проработал год незаконно. И его приказы и распоряжения тоже не имели силы. Александр Баранивский сознательно объединил областные рыбинспекции в бассейновые управления, ведь при такой структуре отпадает необходимость согласовывать кандидатуры начальников с облгосадминистрациями. В отличие от Виктора Кириченко, Александр Качный оказался «ничейным», без каких-либо рекомендаций. Оранжевая волна занесла его с улицы в кабинет Александра Баранивского, когда тот еще был доступен для всех. Молодой парень, делясь собственным видением развития рыбной области Украины, наивно полагал, что его знания и опыт, приобретенные в Международной академии управления персоналом, на протяжении более чем десятилетнего руководства частными рыбными структурами, пригодятся новой власти. После четырех собеседований министр в марте 2005 года назначил Качного председателем Госрыбхоза. Почти одновременно с Кириченко. Вода помутнела в сентябре, когда к руководителю Госрыбхоза приехали ходоки из рыболовецких артелей: — Ты — наш начальник? Тогда защищай… Первое полугодие мы закончили с минусами. Рыбинспектора своими поборами продыху не дают. Мы работаем «по-белому»: платим налоги, зарплату, ремонтируем флот, за собственные средства зарыбляем места лова, содержим инфраструктуру села. Может ли наша рыба по себестоимости конкурировать с хищнически добытой? Браконьеры под прикрытием Госрыбинспекции выталкивают нас на берег, а там — безработица. Упоминавшаяся прошлогодняя декабрьская коллегия Госрыбхоза произвела эффект бомбы. Стенограмма — это одно.

А вот посмотреть видеозапись с возмущенными лицами рыбаков, руководителей территориальных управлений Госрыбинспекции, услышать обвинения в адрес начальников Черноморского и Азовского бассейновых управлений в профессиональной некомпетентности — совсем другое. Оба управления — монстры среди двенадцати. Оба из новых назначенцев сделали стремительную карьеру. Олег Ушаков из Черноморского до рыбоохраны работал в евпаторийском пансионате, а Тарас Горобец из Азовского оказался сыном… руководителя патронажной службы Александра Баранивского. Уже в период руководства Тараса Александровича прокуратура Запорожской области возбудила уголовное дело по факту хищения бюджетных средств в Азовском бассейновом управлении. Об эффективности работы свидетельствует тот факт, что в течение года ни одно из семи судов рыбводоохраны Азово-Черноморского бассейна не вышло на воду. Такую справку предоставила Госфлотинспекция. Почему стражи аквакультуры не «утюжили» морские просторы? Да потому, что их плавсредства не прошли техосмотр. А не проходили, видимо, для того, чтобы не «охотиться» на браконьеров. Какой же умник станет резать курицу, несущую золотые яйца? Смельчаков-рыбинспекторов, поставивших заслон из судов в Керченском проливе, сразу уволили. Коллегия Госрыбхоза приняла решение о наличии признаков коррупционных действий в Госрыбинспекции и обратилась за помощью к правоохранительным органам. 14 декабря такую проверку провели, и по ее результатами председатель Госрыбхоза обратился к министру с просьбой привлечь к дисциплинарной ответственности должностных лиц Госрыбинспекции. Ведь, согласно положению об инспекции, ее начальник «… несет персональную ответственность перед министром аграрной политики Украины за выполнение возложенных на Госинспекцию задач, эффективность использования имущества и средств». Реакция министра была мгновенной. Он созвал большое отраслевое совещание, на которое пригласил (чего раньше никогда не было) директоров ассоциаций рыбаков, государственных предприятий, рыбинспекторов, капитанов и директоров портов.

Его выступление свелось к одному: такие, как Тресков и Стремоусов (они рассказали о коррупционных схемах в органах Госрыбинспекции на телеканалах «Интер» и «5 канал». — В.Ч.) позорят органы рыбоохраны. Они поливают грязью вас, честных сотрудников. Им не место в органах рыбоохраны! На следующий день по указанию Виктора Кириченко комиссии начали проверку деятельности Алексея Трескова и Кирилла Стремоусова. Алексея, и.о. старшего государственного инспектора-начальника Крымского территориального отдела Азовского государственного бассейнового управления с 27 декабря сперва отстранили от выполнения обязанностей, а в апреле уволили за… двухмесячный прогул. Нашли «недостатки» и в роботе Кирилла. Для Александра Качного веселые деньки начались после того, как он письменно обратился в Кабмин с просьбой дать возможность работать в соответствии с его полномочиями и постановлениями Кабмина. Тотальные проверки МВД, Генпрокуратуры, КРУ, Главгосслужбы не обнаружили в Госрыбхозе коррупции. В свою очередь, акты изобилуют злоупотреблениями в органах рыбоохраны, которые подчинены напрямую Александру Баранивскому. Поняв, что таким образом неудобного подчиненного с руководящей должности уйти не удастся, министр решил от него избавиться, ликвидировав… Государственный департамент рыбного хозяйства. Для этого он переговорил в Кабинете министров, пойдя на ряд уступок, а именно передачу рыбных портов в ведение Министерства транспорта. В беседах с президентом и премьером аграрный руководитель переложил всю вину на Качного: этот мальчишка организовал в органах рыбоохраны сплошную коррупционную систему. Его задача — уничтожить нашу рыбную отрасль, поэтому ему выгодно заниматься импортом… Перед телекамерами Александр Петрович потрясал кипой бумаг, якобы содержавших компромат на Александра Качного: «Коррупция в этом департаменте охватила все. Руководство департамента прикрывает деятельность компаний, осуществляющих импорт рыбной продукции в Украину, и не заинтересовано в росте внутреннего производства этой продукции. Руководитель этого департамента Александр Качной — у него более 15 частных структур, импортирующих рыбу в Украину. Он там, его брат…

Не будет правительственный орган прикрывать бизнес своих руководителей». И когда Александр Сталиноленович в ответ на эти высказывания министра подал в Шевченковский районный суд г. Киева исковое заявление о защите чести и достоинства, Баранивский в третий раз не является на судебное заседание. Не бойтесь, Александр Петрович, приходите! Обиженный не выставил вам миллионные суммы за моральный ущерб, подмоченную репутацию, хоть и мог бы. Просьба у истца единственная: извиниться через средства массовой информации за безосновательные обвинения в коррупционных действиях. Я не болею, как некоторые, словесной диареей. Я уважаю Конституцию Украины, Общую декларацию прав человека, которые гласят: никто не может подвергаться посягательству на честь, достоинство и репутацию, признаваемые высшей социальной ценностью. К тому же, в соответствии со статьей 12 Закона Украины «О коррупции» и статьей 283 Кодекса Украины об административных правонарушениях, любое лицо считается виновным в совершении коррупционного действия лишь на основании постановления суда. Поэтому, даже имея на руках неопровержимый документ, не могу выдвигать против Александра Баранивского обвинения. Речь идет о заседании комиссии Госрыбхоза 2 декабря 2005 года, на котором делили квоты рыбакам в Днестровско-Дунайской акватории на 2006 год.

Было подано 77 заявок, 52 — удовлетворили, дав разрешение на вылов рыбы, 25 — отклонили, причем четырем просителям отказали из-за нарушения срока подачи заявок, до 1 сентября. Так вот, среди 52 счастливчиков фигурирует и ООО «Дана-Юг» из села Усатово Одесской области, которое на момент декабрьского заседания комиссии не имело ни заявки, ни лицензии. Да и как оно могло их иметь, если Беляевская районная госадминистрация Одесской области зарегистрировала ООО «Дана-Юг»… 9 декабря 2005 года. Зато фирму решительно проталкивал Александр Баранивский и не подписал протокол до тех пор, пока ООО «Дана-Юг» не включили в список. Приложение к соответствующему приказу МинАП с перечнем всех пользователей квот было подписано только 12 января 2006 года. Волокита с утверждением этого документа едва не стала причиной забастовки рыбаков, вознамерившихся перекрыть Керченский пролив. Члены комиссии письменно засвидетельствовали: «Предприятию «Дана-Юг» выделена квота по устному указанию министра АП А.П.Баранивского». Подробнее об этой структуре, ее членах знают в управлении «К» Службы безопасности Украины, которое и занимается раскрытием коррупции во всех эшелонах власти. Рапорт о «Дана-Юг» уже лег на стол председателя СБУ. Я далек от того, чтобы проводить какие-либо параллели между министром и его сыном, работающим в аграрном бизнесе, основав ООО «Агротехинформ».

А его партнером выступила фирма «Збруч», которую основал… руководитель патронажной службы министра Александр Горобец. Даже эти данные не дают оснований обвинять отца в содействии Богданову бизнесу: фумигация сельскохозяйственной продукции, широкий выбор минеральных удобрений отечественного и импортного производства, осуществление торговых операций с сельскохозяйственной продукцией на внутреннем и на внешнем рынках… Единственное, в чем заподозрил Александра Петровича, — в неискренности. В конце марта с.г. министр написал пространное письмо на имя главного редактора «Зеркала недели», в котором мои публикации расценил как «банальное газетное киллерство». Цитирую: «В конце лета Минагрополитики организовало поездку 60 киевских журналистов на сооружение фабрики свинины, которая по датской технологии начала сооружаться в с.Переяславка Переяслав-Хмельницкого района Киевской области. Но среди журналистов в той поездке вашего корреспондента, к сожалению, не было. Кстати, еще 26 декабря прошлого года этот комплекс был введен в эксплуатацию. Поэтому посоветовал бы отправить журналиста В.Чопенко туда в командировку, пусть хотя бы для себя уяснил, что такое датские технологии в свиноводстве, а не писал разные выдумки». Во-первых, «Зеркало недели» — не министерская стенгазета, обязанная писать об открытии каждого свинарника или радоваться успешной случке бугая Остапа с коровой Трояндой на ферме № 3 в селе Катериновка. Во-вторых, был бы признателен Александру Петровичу за организацию поездки не на Переяслав-Хмельнитчину, а в Балтский район Одесской области, где у его брата тоже сооружается комплекс по датской технологии…

Кроме того, имеется немало вопросов по поводу деятельности самого министра. Необоснованная ликвидация двух государственных департаментов — продовольствия и рыбного хозяйства, расстановка на ответственных постах «своих» ставленников… Чем мотивировалась, скажем, замена 17 директоров спиртзаводов новыми? Приватизационные тучи сгущаются над объединением «Массандра». Понятно, что как целостный комплекс национальную компанию — гордость отечественного виноделия — приватизировать никто не даст. Но можно пойти путем дробления: десяток предприятий, входящих в состав «Массандры», сделать юридическими лицами, назначить на каждое своего человека и потихоньку приватизировать. Думаете, кого-то интересуют десятки тысяч гектаров виноградников, раскинувшихся над губой? Если от них оттяпать небольшую полоску земли, поближе к морю, можно строить особнячки… Действия министра возмущают даже его замов. Стоило Виктору Пабату, занимавшемуся рыбной отраслью, официально обратиться к премьеру, как Александр Баранивский мгновенно сменил его другим куратором. Виктор Алексеевич сигнализировал: «За последние годы показатели вылова рыбы в Украине уменьшились с 1,1 млн. тонн в 1990 году до 225 тыс. в 2004-м. К этому привели несколько факторов. Прежде всего — это старение судов рыбопромышленного флота (средний возраст — 20—30 лет), их постепенное списание на лом. Океанический флот с 230 судов в 1990 году уменьшился до 32 в 2006-м. Несмотря на это, в 2005 году новое руководство Госрыбхоза (в лице А.Качного) активными действиями улучшило использование государственного имущества, укрепило дисциплину, что позволило на 21% увеличить вылов рыбы и довести его до 265 тыс. тонн.

Вынужден в который раз информировать, что приказами министерства от 01.03.05 г. №81 был упразднен целый ряд полномочий Госрыбхоза. Приказом Минагрополитики от 16.09.05 г. №481 переподчинены учебные заведения рыбного хозяйства непосредственно министерству, а приказом от 06.05.06 г. №234 два из четырех научных учреждений рыбного хозяйства тоже подчинены непосредственно министерству. Это касается и органов рыбоохраны, которые министр подчинил лично себе и которые по многочисленным жалобам и результатами проверок органами прокуратуры и ведомственных ревизий оцениваются как такие, где процветают коррупция, нарушения законодательства, и которые не преодолели никоим образом браконьерства. Возбужден ряд уголовных дел в отношении должностных лиц органов рыбоохраны. Подчеркиваю, что обратиться к вам меня заставляют именно негосударственнические подходы к решению дальнейшей судьбы рыбной отрасли. Все решения по раздроблению отрасли приняты без моего согласия». «Рыбный» душок вынудил руководство МинАП срочно созвать пресс-конференцию с участием главного рыбинспектора Виктора Кириченко и вновь назначенного начальника департамента рыбного хозяйства в составе аграрного ведомства Ларисы Усаченко.

Ларисе Михайловне идет форма рыбинспектора с полковничьими нашивками, но носит она ее ради красоты, а не по статусу. Ведь в составе департамента больше года нет Госрыбинспекции. И г-жа Усаченко, в отличие от бывшего руководителя Госрыбхоза, не является одновременно и главным рыбинспектором. Собственно, Лариса Михайловна толком еще и сама не знает, чем она будет ведать. Речь не о знании назубок положений о департаменте, функций и обязанностей. Учебные заведения сейчас ей не подчиняются, порты завтра передадут другому ведомству, государственные сейнеры, по словам министра, уже давно приватизированы… Из миллиардов бюджетных гривен, выделенных на развитие АПК, Госрыбхозу досталось… ни копейки. Хотя его нужды четко зафиксированы в общегосударственных программах развития рыбной отрасли и строительства рыболовецких судов. Чтобы отрасль ощутила хотя бы толчок, требуется почти 100 млн. грн. Чего-либо внятного ни от Ларисы Усаченко, ни от Виктора Кириченко журналисты не услышали.

Все свелось к шельмованию уже упоминавшихся Алексея Трескова и Кирилла Стремоусова. Те тоже сидели в зале и позже провели собственную пресс-конференцию. Кроме обострения отношений чисто производственного характера, у Александра Баранивского возникли и внутрипартийные проблемы. Кое-кто связывает это с тем, что аграрный министр первым из социалистов заявил о солидарности с «регионалами». Хотя больше достается ему за профессиональный нигилизм. Однопартийцы критически оценили действия по ликвидации департаментов продовольствия и рыбного хозяйства. Высказывания Александра Мороза уже приводились в публикации «Ликвидационная лихорадка» («ЗН», №21, 2006 р.). Более острые акценты содержатся в открытом письме Иосифа Винского на имя Юрия Еханурова. Но Киевский обком СПУ пошел дальше. Рассмотрев письмо фракции «Социалисты Киевщины» в областном совете, бюро считает, что «поведение Баранивского А.П. несовместимо с членством в СПУ, поскольку дискредитирует нашу партию в глазах избирателей». Этот вопрос уже выносился на политсовет СПУ, однако Александр Петрович на заседание не явился, сославшись на объективную причину. Уверен, это дело не удастся спустить на тормозах хотя бы потому, что экс-руководитель ликвидированного департамента Александр Качный — депутат Киевского облсовета, руководитель фракции «Социалисты Киевщины». Говорят, рыба начинает гнить с головы, но чистят ее с хвоста. А нужно наоборот! P.S. Еще до появления этого материала мне начали надоедать не очень интеллигентными звонками с намеком на судьбу Гонгадзе. Отвечаю тирадой своего кумира Владимира Высоцкого: «Да плевал я с Эйфелевой башни…» Хотя хорошо понимаю: это — не детская забава. Не прошу выдать мне для самообороны пистолет с пулями дум-дум. Хотя не была бы лишней и тачанка с пулеметом… Этой публикацией я официально обращаюсь к Игорю Дрижчаному, главе СБУ, Юрию Луценко, министру МВД, и Александру Медведьку, генеральному прокурору: в случае моего увечья или смерти прошу винить… Список фамилий и фирм — вероятных обидчиков — содержится в статье.

Источник:   http://kordon.org.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *