Алексей Немерюк: расследование похоронных схем продолжается

Алексей Немерюк: расследование похоронных схем продолжается

Рассказ о чиновнике, который избегает конфликтов и внимания СМИ

​​​​В июне со страниц мировой прессы не сходило имя Ивана Голунова, которому подкинули наркотики. Журналисты издания «Проект» первыми сообщили о том, что задержание связано с расследованием журналиста о похоронном бизнесе Москвы. 

А на следующий день главный редактор «Медузы» Иван Колпаков заявил о непричастности к данной истории мэрии Москвы. После освобождения Голунова он, совместно с коллегами из других изданий, выпустил свое расследование о ГБУ «Ритуал» и руководстве московского УФСБ. Однако за кадром остался чиновник, который курирует похоронную отрасль столицы — Алексей Немерюк. Рассказывают о связях главы департамента торговли и услуг с фигурантами первого в России убийства депутата Госдумы и организатором бойни на Хованском кладбище.

Глава I. Похороны ритуального рынка

Сотрудники полиции задержали Ивана Голунова 6 июня неподалеку от цирка Никулина. В рюкзаке у корреспондента «Медузы» нашли 3,5 грамма мефедрона. В тот же день полицейские провели обыск в квартире журналиста и обнаружили еще более 5 грамм наркотиков.

В дальнейшем экспертиза показала, что он их не употреблял и не держал в руках.

На избрании меры пресечения в Никулинском суде Голунов связал свое уголовное преследование с теми, кто устроил обыски в издании Daily Storm (обыск прошел в рамках уголовного дела о клевете, по заявлению ГБУ «Ритуал»). В разговоре с изданием, глава Департамента торговли и услуг города Москвы (ДТиУ) Алексей Немерюк рассказал, что деятельность ГБУ «Ритуал», которое находится под контролем его ведомства, осуществляется в соответствии с законом, однако отметил, что проблема «черных агентов» и непрозрачности рынка до сих пор остается актуальной. На следующий день после ареста Голунова главный редактор «Медузы» заявил, что к задержанию их корреспондента мэрия Москвы отношения не имеет.

После задержания Голунова мощная информационная кампания развивалась в отношении руководящих лиц московского управления ФСБ — главы Алексея Дорофеева и его заместителя Марата Медоева — и заместителя главы ГБУ «Ритуал» Валериана Мазараки.

Через день после сообщения о том, что к задержанию журналиста может иметь отношение Медоев, оппозиционный политик Алексей Навальный рассказал об элитной недвижимости силовика. Следом «посыпались головы» генералов МВД — Путин уволил главу УВД ЗАО Андрея Пучкова и начальника Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков московского управления МВД Юрия Девяткина.

Апофеозом стало опубликованное несколькими изданиями расследование о соседстве замглавы ГБУ «Ритуал» и главы УФСБ по Москве и Московской области, в котором рассказывалось об их светском образе жизни, не соответствующем заработку госслужащих.

Дорофеев тут же переписал свою недвижимость в Росреестре на Российскую Федерацию, Валериан Мазараки ушел в отпуск и покинул страну, а его 19-летний племянник избавился от бизнеса, которым успел обзавестись: элитные клубы, бани, рестораны.

События, которые привели к тому, что семья заместителя главы бюджетной организации обросла элитной недвижимостью, крупным бизнесом и ворвалась в тусовку селебрити, начались летом 2015 года. «Тогда решался вопрос о том, в какую форму будет преобразовано московское ГУП „Ритуал“. Помимо чиновников на решение повлияли и сотрудники управления „М“ и московского управления ФСБ», — вспоминает источник в мэрии Москвы.

Мнения разделились: одни считали, что за «Ритуалом» надо оставить только функции по поддержанию инфраструктуры и некоему регулированию, вторые настаивали на расширении коммерческой деятельности.

«Тогда всерьез в департаменте (торговли и услуг города Москвы) задумывались о том, чтобы перестроить ГУП в государственное казенное учреждение, — рассказывает другой собеседник, бывший сотрудник мэрии. — Однако в итоге решающим фактором стала не правовая экспертиза, а мнение силовиков».

Место главы ГБУ занял выходец из ГУЭБиПК Артем Екимов, а его заместителями стали ставропольский предприниматель Лев Мазараки и выходец из ФСБ Александр Гаракоев.

Сразу после принятия решения о реорганизации «Ритуала» мэрия Москвы начала выстраивать инфраструктуру под ГБУ. Так, 16 июля 2015 года появился документ, который предоставил сотрудникам «Ритуала» право бесплатно находиться при московских моргах.

Решение об этом приняли на совместном совещании Алексей Немерюк, руководитель департамента городского имущества Владимир Ефимов и глава департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун.

Перед этим департамент имущества Москвы расторг либо не продлил договор с городскими специализированными службами, которые арендовали помещения при моргах. Предприниматели в похоронной сфере называли такое решение началом монополизации рынка; информация об этом отправлялась из Общественной палаты даже Чайке, Бастрыкину, Володину и прочим сильным мира сего. Цены на услуги ГБУ «Ритуал» после получения доступа к моргам существенно выросли (написано в заявлении Общественной палаты, по результатам круглого стола, где обсуждали похоронную отрасль).

Там же говорилось, что зачастую действия департамента противоречат закону. Это касалось 323-го постановления правительства Москвы, которое обязало юрлиц, занимающихся установкой памятников на кладбищах, предоставлять ГБУ «Ритуал» санитарные заключения на продукцию, патенты на рабочих (в случаях с иностранцами), архитектурное заключение от директора кладбища и т. д. При этом само ГБУ «Ритуал» тоже занималось коммерческой деятельностью и устанавливало памятники на кладбищах. Без такой волокиты, конечно.

С тем, что эти действия были направлены на монополизацию рынка, не согласен сам Алексей Немерюк. В разговоре он объяснил, что решение о передачи агентам ГБУ помещений при моргах было продиктовано возможным принятием закона о реформе похоронной отрасли, где говорилось о полном запрете оказания ритуальных услуг на территории учреждений здравоохранения. Но закон пока не принят, а сотрудники «Ритуала» до сих пор бесплатно используют помещения при моргах. По иронии судьбы оказалось, что ровно за месяц до принятия решения о передаче помещений глава ГБУ «Ритуал» обращался к Немерюку с такой просьбой:

«В целях обеспечения контроля и порядка при оформлении ритуальных услуг населению г. Москвы, обеспечения прозрачности и подконтрольности рынка и, как следствие, увеличения доходности бюджета города Москвы просим Вас рассмотреть возможность закрепления части помещений за ГБУ «Ритуал», — писал Артем Екимов.

Принятие же 323-го постановления господин Немерюк в разговоре объяснил необходимостью хоть как-то начать контролировать тех, кто работал на кладбищах и зачастую при установке одного памятника мог испортить два соседних.

Также в укор ГБУ говорили, что после реорганизации стало непонятно, сколько денег зарабатывает «Ритуал» и зарабатывает ли вообще.

Так, в распоряжении оказался финансовый отчет о деятельности ГБУ «Ритуал» за 2015 год, где говорится, что доход от оказания платных услуг за год составил 0 рублей.

Между тем СМИ писали о том, что реальный заработок ГБУ «Ритуал» исчисляется миллиардами рублей. Причем — наличных и никак не учтенных денег.

Несмотря на все это и на скандал с делом Голунова, которое освещалось российской и мировой прессой, после публикаций о коррумпированности похоронного рынка Москвы никто, кроме московских полицейских, не пострадал. В структуре московского управления ФСБ, как и в ГБУ «Ритуал», ничего не изменилось. Можно предположить, что информация в расследовании оказалась либо недостаточно существенной для сдвигов, либо неполной.

Иван Голунов в своем расследовании писал, что монополизация похоронной отрасли Москвы завершилась конфликтом на Хованском кладбище. 14 мая 2016 года там произошла массовая драка с участием 400 человек, погибли трое. Вину за организацию беспорядков возложили на главу территориального отделения ГБУ «Ритуал» Юрия Чабуева. После этого, как следует из расследования, контроль над похоронным бизнесом получила семья Мазараки.

Однако источники в мэрии Москвы считают, что Чабуев не был самостоятельной фигурой и на конфликт на Хованском кладбище его подтолкнуло собственное руководство. Находясь в СИЗО, Чабуев полагал, что ему помогут выйти на свободу, и был уверен, что «вопрос решен на самом верху». Но подмога не пришла, и Чабуев теперь отбывает 11-летний срок в колонии. Источники выяснили, что он оказался связан с фигурантами дела об убийстве депутата Государственной думы, а те, в свою очередь, — с родственниками Алексея Немерюка.

Глава II. Первое в России убийство депутата Государственной думы

Вечером 26 апреля 1994 года около подъезда собственного дома из помпового ружья Maverick был застрелен Андрей Айздердзис. Это стало первым убийством депутата Госдумы в истории новой России. Уже на следующий день в Химках собрались чиновники и силовики всех мастей. Дело поставили на особый контроль, следственную группу по раскрытию преступления возглавил начальник Главного управления угрозыска МВД Владимир Колесников. Колесников прославился задержанием серийного убийцы Чикатило, а также досрочными рапортованиями о раскрытии дел, часто с применением пыток.

Следившие за расследованием журналисты отмечали редкостное рвение, с которым оперативники подошли к поиску убийц. Практически всех подозреваемых арестовывали на 10 суток и допрашивали с пристрастием и применением силы. Результат не заставил себя долго ждать — вскоре силовики объявили о раскрытии убийства и поимке причастных к нему. Правоохранители считали, что преступники связаны с погибшим лидером химкинской ОПГ, боксером Виктором Бурлачко (Бурлак).

Бурлак якобы «крышевал» бизнес Айздердзиса, но последний в какой-то момент отказался платить, что привело к конфликту.

Авторитет потребовал от предпринимателя часть бизнеса. В 1992-м Бурлака арестовали за вымогательство $1 млн у другого предпринимателя из Химок. Год спустя Айздердзис помог правоохранителям найти помощника Бурлачко, который находился в розыске.

При этом депутат не скрывал, что лидер ОПГ представляет для него опасность, даже находясь в СИЗО.

Вскоре Бурлачко забили до смерти в изоляторе подмосковного Волоколамска. 26 января 1994 года арестованный отказался выходить из камеры и якобы оскорбил сотрудников СИЗО. Те в ответ избили Бурлачко дубинками и спустили на него собаку.

Приспешники Бурлачко, по версии следствия, решили, что это был заказ, поступивший от Айздердзиса. Поэтому основным мотивом его убийства парламентарии называли месть бандитов. Организаторами преступления посчитали несколько молодых химчан, которым едва перевалило за двадцать: Сергея Кудряшова, Александра Егорцева, Сергея Сучкова, Дмитрия Катерного и Александра Малашенко (брата убитого в 90-е участника романовского ОПГ Дмитрия Малашенко). Стрелял в депутата Дмитрий Михненко.

В итоге почти всех отправили под арест, писали в прессе. Других объявили в федеральный розыск. Михненко скрылся в Испании.

«Прошу ориентировать сотрудников по борьбе с организованной преступностью, негласный аппарат и разработать необходимые меры по установлению местонахождения разыскиваемых» (распоряжение генерала милиции Александра Карташова, работающего по делу об убийстве Андрея Айздердзиса).

Единственное, что остается неизвестным, — пошли ли они под суд: в системе ГАС «Правосудие» нет ни одного приговора, в котором упомянуты их фамилии или фамилия Айздердзис. Уголовное дело развалилось и не дошло до суда, говорит источник, знакомый с ходом расследования.

Это подтверждает и материал, который вышел в 2000 году в «Коммерсанте», следившем за делом Айздердзиса. Писали, что Генпрокуратура обнаружила причастность высокопоставленных сотрудников Химкинского УВД к сокрытию следов преступления группировки Бурлачко. В частности, они выдали обвиняемым удостоверения внештатных сотрудников МВД, что помогло им избежать проверок в рамках расследования.

Фигуранты «дела Айздердзиса» действительно занялись бизнесом, свидетельствуют данные СПАРК-Интерфакс. В 2005 году трое из них — Кудряшов, Катерный и Малашенко — основали в Химках ООО «Эдельвейс», производящее напитки.

В 2011 году в Подмосковье сестра жены Алексея Немерюка Виктория Бойко и его брат Никита Немерюк зарегистрировали компанию под названием «Веста Групп», специализирующуюся на недвижимости. Спустя три года Никита Немерюк вышел из бизнеса, продав долю своей супруге Анне. Другой собственник «Веста Групп» передал долю Дмитрию Катерному.

Фигуранты «дела Айздердзиса» имеют отношение не только к семье Алексея Немерюка, но и к ритуальному бизнесу, который тот курирует.

Родственница Сергея Кудряшова в 2012 году вместе с женой директора похоронной службы Химок Вячеслава Ныркова Юлией и женой Юрия Чабуева Оксаной основали похоронную компанию ООО «Грааль». Иван Голунов в своем расследованиирассказывал, что Чабуева и Ныркова вместе владели торговыми центрами в Химках. Однако фамилия Кудряшовых в материале не упомянута. В начале 2019-го Чабуева продала долю в «Граале» Кудряшовой и Нырковой.

В окружении Катерного также есть люди, близкие к ритуальной сфере. Фигурант «дела Айздердзиса» ведет бизнес с Андреем Пуховым. Пухов, в свою очередь, является бизнес-партнером бывшего руководителя дочерней структуры Военно-мемориальной компании (ВМК) — «Два Мира» Алексея Уланова. Сейчас Уланов вместе с ЦБ и Сбербанком владеет долей в ООО «Эвотор ОФД» — это аккредитованный оператор фискальных данных, поставщик «умных» терминалов для малого и микробизнеса.

Глава III. Загадочная смерть

Отец Алексея и Никиты Немерюков переехал из Владикавказа в Зеленоград в 70-е годы после того, как об этом городе заговорили молодые ученые.

«Он (город. — Прим. авт.) рождался на моих глазах. <…> Я видел, как он взрослел, и сейчас наблюдаю, как он приобретает новые черты», — делился Алексей Немерюк-старший много лет спустя, когда при его участии издавался фотоальбом «Зеленоград. Мой взгляд».

Трудовой путь Немерюка начался с должности мастера цеха на заводе ЭЛМА, выпускавшем материалы для электронной промышленности. Вскоре его супруга Лариса родила первенца, которого назвали, как и отца, Алексеем. «Глядя на него, я всегда думал, что его судьба будет тесно связана с судьбой Зеленограда», — вспоминал Немерюк-старший.

После рождения сына молодая семья получила новую квартиру. «Москву считаю своим большим домом, а Зеленоград практически с первых дней стал моей колыбелью», — рассказывал в интервью сам руководитель департамента торговли и услуг. Через несколько лет у Немерюков родится еще один сын — Никита. К тому времени глава семейства стал заместителем директора завода, но в 90-х решил уйти из ЭЛМА. Алексей Немерюк утверждал, что в те годы Зеленоград «перестал быть понятным научным и производственным деятелям страны» и стал отставать от других городов.

Отец будущего чиновника мэрии Москвы занялся своим бизнесом: основал ЗАО «Алан-Z» и начал торговать подержанными иномарками. Постепенно под брендом «Алан-Z» в Подмосковье появлялись автозаправки, одновременно с этим компания стала официальным дилером «Хонды», Немерюки открыли фитнес-клуб.

В начале 2000-х «Алан-Z» основало в Солнечногорске футбольный клуб «Динамо». Его зарегистрировали прямо по адресу районной администрации. Участие в создании клуба приняли компании «Дорстройтех» Лутфидина Эшметова, известного продажей бизнеса Аркадию Ротенбергу, и ОАО «ПЖС» семьи Мурада Мурадяна. В прошлом Мурадян — чрезвычайный посол Армении в Ираке. Одного из братьев Мурадян несколько лет назад застрелили возле Lotte Plaza Hotel, другой фигурировал в скандале с вымогательством взятки руководством Солнечногорского района.

Дела шли в гору: Алексей Немерюк-старший добился всеобщего уважения, став «одним из самых богатых и влиятельных людей Зеленограда». Никита Немерюк в то время учился в МГИМО, а Алексей уже несколько лет работал в префектуре города.

В 2009 году Немерюк-старший ушел из жизни. Обстоятельства смерти до сих пор неизвестны. Среди версий называли инфаркт и убийство: в Сети до сих пор можно найти объявление о поиске свидетелей произошедшего.

Семейный бизнес унаследовал младший сын, Никита Немерюк, а старший, Алексей, продолжил карьеру на госслужбе. Будущего главу департамента заметила одна из заместителей Собянина. Должность Немерюк получил отчасти из-за стечения обстоятельств. Жена руководителя департамента торговли и услуг Андрея Шаронова умерла от инсульта, и тот некоторое время не появлялся на работе.

Вместе с должностью Немерюку досталась и команда прошлого шефа, которая приняла нового руководителя без особого восторга.

Первое время на новом месте он удерживался за счет дипломатии и сдержанности. Все изменилось в 2013 году, во время избирательной кампании мэра Москвы. Немерюк смог обеспечить в родном Зеленограде необходимый для Сергея Собянина результат, после чего уверенно занял место в команде мэра.

Глава IV. От Кожина до Тимченко

Брат чиновника Никита Немерюк в 2015 году женился на Анне Кондратьевой. Её отец Михаил работал в Управлении по обслуживанию и эксплуатации Дома Правительства Российской Федерации в должности управделами президента в тот период, когда кремлевским завхозом был Владимир Кожин. Сейчас Михаил Кондратьев занимается ювелирным бизнесом: у фирмы «Верное время», соучредителем которой является бывший чиновник, есть собственный салон-магазин на Новом Арбате.

Свадьбу Никиты Немерюка и Анны Кондратьевой праздновали несколько дней: в качестве приглашенного гостя выступал кумир 90-х Сергей Лемох, а в конце вечеринки устроили файер-шоу. В числе свидетелей со стороны жениха был его однокурсник и близкий друг Сергей Доброхвалов — вице-президент Континентальной хоккейной лиги, совет директоров которой возглавляет предприниматель Геннадий Тимченко.

Анна Немерюк преуспевает не только в светской жизни, но и в бизнесе. В июле 2019 года она стала совладелицей ООО «Ломов»: компания зарегистрирована по адресу ТРЦ «Ривьера», где находится одноименный клуб, Lomov Gym, собравший «лучшую фитнес-тусовку от начинающих до фитнес-элиты столицы», говорится на сайте фитнес-клуба. Lomov был проектом бизнесмена Вениамина Губина.

Руководитель ряда его юрлиц Иван Чамов стал гендиром «Ломова».

Кроме того, Анна Немерюк вместе с Чамовым в равных долях владеют компанией «Атмосфера Глобус», которой принадлежит детский парк развлечений «Атмосфера» в ТЦ «Метрополис», с уставным капиталом в 21 млн рублей. Вместе с братом Чамова Александром супруга Никиты Немерюка стала владельцем доли в еще одной компании «Атмосфера», где их партнером по бизнесу выступает Денис Погорелий, менеджер НЛМК.

Анна Немерюк зарекомендовала себя как девелопер и через ряд компаний арендует земли в Подмосковье. К примеру, учрежденное ею ООО «АКМ» в Зеленограде использует участок вблизи сервиса «Хонда Шереметьево», который принадлежит «Алан-Z». Автоцентр семьи Немерюка даже уличали в нарушении действующего законодательства: они размещают рекламные баннеры прямо над трассой федерального значения.

Одна из важных фигур в бизнесе Немерюков — 35-летний Денис Сысоев. В 2014 году вместе с братом руководителя департамента торговли он вошел в состав участников ООО «Совершенная Техника», торгующего машинами оптом. В конце 2018-го Сысоев стал единоличным владельцем компании. Номер телефона, указанный при регистрации фирмы, привязан еще к двум юрлицам — ООО «АКМ» Анны Немерюк и фонду развития детско-юношеского и любительского спорта «Спортивные технологии».

«Спорттех» учрежден Сысоевым в начале 2018 года. Вторым соучредителем фонда выступил юрист Николай Федосеенков, сын адвоката Николая Федосеенкова, работавшего в Корпорации развития Северного Кавказа, а также ВЭБе и Россельхозбанке. Федосеенков и Сысоев играют в Любительской хоккейной лиге вместе с Игорем Кожиным, сыном бывшего главы Управления делами президента Владимира Кожина и представителем мэрии Москвы в Совете Федерации. Судя по всему, все трое реализуют заявленный Кожиным-младшим несколько лет назад амбициозный проект.

Игорь Кожин готовится вложить 1 млрд рублей в строительство пяти ледовых арен, писал РБК. Недавно фонд «Спорттех» возвел стадион в Северном Тушине. Из-за строительства между фондом и департаментом имущества Москвы разгорелся конфликт. Оказалось, что участок фонд арендовал на основе договора, заключенного с ГБУ «Мосприрода», однако разрешения на строительство от департамента природопользования Москвы не получал. В суде Сысоев утверждал, что все законно, а стадион не является объектом капитального строительства. Чиновники в свою очередь заявили, что не выдавали разрешения на возведение ледовой арены. Сперва Арбитражный суд Москвы запретил строить стадион, и лишь совсем недавно апелляционная инстанция это решение отменила.

Кроме того, Сысоев руководит компанией «Южный берег», у которой есть особняк на территории президентского санатория «Русь».

Об этой истории несколько лет назад писал «Собеседник»: зарегистрированный в Петербурге «Южный берег» с уставным капиталом в 27 млн рублей сначала получил от Управделами президента под руководством Кожина-старшего одну из вилл «Руси» площадью 747,2 кв. м, а затем и землю под ней в десятки раз дешевле рыночной стоимости. Сотрудничает ли до сих пор Сысоев с семьей Немерюков — неизвестно.

Вместе с тем он продолжает представлять чьи-то интересы в Подмосковье: хоккеист-любитель руководит фирмой «Балтавтотрейд», чьих бенефициаров не может найти даже налоговая, свидетельствуют данные ФНС в СПАРК-Интерфакс. Компания арендовала землю почти в 2 гектара с кадастровой стоимостью более чем 80 млн рублей рядом с приходом Спасского храма Солнечногорска (там же находится кладбище) и должна была его застроить. В дальнейшем «Балтавтотрейд» поделил участок на два, передав один в аренду под АЗС ЗАО «Магистраль-НК», а второй оставив себе. Фирма предпочла не платить за аренду, задолжав местным чиновникам 2 млн рублей.

В результате те через суд потребовали расторгнуть договор.

При этом в начале августа 2019 года Анна Немерюк учредила в Зеленограде еще одну фирму — ООО «Центр хоккейной подготовки» (ЦХП), которое займется образованием в области спорта и отдыха.

Глава V. Потомственные геологи

Алексей Немерюк редко дает интервью — и еще реже рассказывает о своей семье. Из СМИ и декларации о доходах известно, что у него есть супруга и двое несовершеннолетних детей. Жена Немерюка Юлия — потомственный геолог-промышленник. Она защитила диссертацию по теме «Инвестиционные проблемы производства минерально-сырьевой базы нефти и газа», став кандидатом экономических наук.

У Юлии две сестры — Татьяна Орлова и Виктория Бойко, которые также получили образование геологов. Последняя вместе с Анной Немерюк и Дмитрием Катерным управляет долей в «Веста Групп».

У Бойко был небольшой бизнес, связанный с производством кондитерских изделий под брендом «Шантимэль». По данным СПАРК-Интерфакс, компания ликвидирована по решению ФНС из-за предоставления недостоверных данных. Этим бизнесом Бойко занималась вместе с Александром Зубцовым — отцом заместителя Алексея Немерюка Ивана Зубцова, который курирует похоронную отрасль в департаменте торговли и услуг.

Супруг другой сестры Юлии, Татьяны Орловой, и брат Алексея Немерюка Никита владеют в Архангельской области небольшой базой отдыха «Парус-Отель».

Глава VI. Банк с сомнительным прошлым

Согласно выпискам из Росреестра, у Немерюков в подмосковном Баранцево есть большое семейное поместье, раскинувшееся на 5 гектаров земли и находящееся в ипотечном залоге у ООО «Энерго Премиум».

Изначально семья Немерюков, судя по данным картотеки арбитражных дел, кредитовалась в рухнувшем в 2015 году ОПМ-Банке» Алексей Немерюк брал кредит на расширение придомовой территории, а Никита Немерюк получил 5,8 млн долларов для «Алан-Z».

Недавно суд ввел в отношении «Алан-Z» процедуру наблюдения из-за того самого многомиллионного кредита. Перед крахом банк переуступил право требования по долгу «Энерго Премиум» (то же самое случилось и с ипотечным кредитом. — Прим. авт.), сделку в дальнейшем пыталось оспорить Агентство по страхованию вкладов (АСВ).

Затем «Энерго Премиум», пересчитав задолженность «Алан-Z», потребовало вернуть почти 1 млрд рублей. Суд снизил требование втрое — до 244 млн рублей, сославшись на истечение срока исковой давности по кредитным договорам.

Также Никита Немерюк выступал и в качестве поручителя по займу другого физлица в ОПМ-Банке. В 2010 году в суд обратилась Ирина Берсенева, возглавлявшая несколько фирм Немерюков — компании «Алан-В» и «Алан-Авто» (ныне ликвидированы. — Прим. авт.).

Менеджер потребовала признать недействительным кредитный договор, заключенный с ОПМ-Банком. В июне 2009-го она якобы взяла «на потребительские цели» более 904 000 долларов под 24% годовых и обязалась вернуть их в течение месяца. Поручителем по кредиту выступил брат Алексея Немерюка — и, пока длился процесс, он успел вернуть банку половину долга.

ОПМ-БАНК/СПРАВКА

Основной владелец акций ОПМ-Банка — Екатерина Самойлова, близкая к семье Столповских. Она состоит в дачном потребительском кооперативе «Левашов» в Кольчугинском районе Владимирской области вместе с дочерью Виктора Столповских Анной. Ближайшие родственники Столповских в разное время также входили в состав акционеров кредитной организации.

Однако Берсенева заявила, что не нуждалась в деньгах и никогда не получала их на руки. Она подтвердила, что расписывалась на документах, но утверждала, что не читала их. В суде Берсенева настаивала, что «ОПМ-Банк» нарушил нормы закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» и что выдача кредита не осуществлялась и, соответственно, «имеет место безденежность договора».

ОПМ-БАНК/СПРАВКА

Основной владелец акций ОПМ-Банка — Екатерина Самойлова, близкая к семье Столповских. Она состоит в дачном потребительском кооперативе «Левашов» в Кольчугинском районе Владимирской области вместе с дочерью Виктора Столповских Анной. Ближайшие родственники Столповских в разное
время также входили в состав акционеров кредитной организации.

«Энерго Премиум» было основано в 2014 году Надеждой Исидоровой — депутатом совета депутатов Бурашевского сельского поселения в Тверской области. Женщина также числилась соучредителем благотворительного фонда «Культура. Религия. Общество». Вместе с ней его создавал Александр Леонов, руководивший в Тверской области организациями из группы компаний «Авто Премиум», владеющей автосалонами в Санкт-Петербурге и Тверской области.

ОПМ-БАНК
Еще одним акционером ОПМ-Банка выступает Андрей Фальковский, в начале 2000-х работавший в Собибанке. Отец Фальковского — Владимир был, в свою очередь, акционером Кроссинвестбанка, который рухнул, как и ОПМ-Банк. Другой акционер — Анатолий Панченко — указан в СПАРК-Интерфакс как бывший сотрудник РУСАЛа: с 2002 года он работал руководителем представительства алюминиевого в Гвинее,
а в 2008 году стал директором департамента международных проектов глиноземного дивизиона — филиала ЗАО «Русал Глобал Менеджмент Б.В».

Исидорова оставалась единственным собственником и руководителем компании «Энерго Премиум» в период спорных сделок с ОПМ-Банком, после чего продала доли в уставном капитале некой Дилбархан Бакыевой.

Руководителем ООО стал Лев Березнев — житель Химок, связанный с Союзом ветеранов Афганистана Юго-Восточного округа Москвы.

Одновременно с этим он является совладельцем ООО «Агаватехно», векселями которого «Энерго Премиум» расплачивалось при выкупе прав требований по займам ОПМ-Банка. АСВ безуспешно пыталось вернуть 1,7 млрд рублей, которые кредитная организация потеряла при продаже долгов клиентов.

Акционеры малоизвестного ОПМ-Банка связаны с семьей Виктора Столповских — известного в конце 90-х строителя, реставрировавшего Большой Кремлевский дворец. Тогда же в Швейцарии против него было возбуждено уголовное дело об отмывании преступных доходов, однако в России ход делу не дали.

Несмотря на описанные связи и скандалы в похоронной отрасли, Алексей Немерюк остается важным и необходимым человеком в команде Собянина. Особенно актуально это сейчас, во время скандала вокруг выборов в Мосгордуму, когда в процесс вовлечены люди, чье влияние и интересы выходят далеко за рамки Москвы.

Глава департамента торговли и услуг однажды уже доказал свою эффективность во время выборов, ставку на него делают и сейчас. Знакомые Немерюка описывают его как человека, способного решать конфликты, учитывая мнения всех сторон; человека, который принимает решения исходя не из протоколов, а, скорее, из собственных жизненных понятий и правил.

Источник:  compromat.group

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *