Глеб Франк «подпортил» кровушки Олегу Кану

Налоговая пресекла крабовый «промысел» Ксении Собчак и супруги бывшего топ-менеджера «Роснефти» Игоря Соглаева – Елены из-за нового уголовного дела?

"Гламурные" крабы накрылись "Франком"

Как передает корреспондент The Moscow Post, опальному бизнесмену Олегу Кану «выжать» средства чужими руками с компаний «Курильский универсальный комплекс» (КУК) и «Монерон» видимо не удастся. Межрайонная инспекция ФНС по Сахалинской области отказала в регистрации сделки по переходу прав собственности на доли телеведущий и хорошей знакомой Кана Ксении Собчак, а также Елене Соглаевой, через которую действовал ее супруг Игорь. Причина может быть в аресте имущества в рамках нового уголовного дела по неуплате налогов ГК «Монерон» на 4 млрд рублей – сумме, сопоставимой с предполагаемой стоимостью сделки с Собчак.

Может быть это очередной намек и надо было в свое время продать бизнес владельцу Русской рыбопромышленной компании (РРПК), зятю миллиардера Геннадия Тимченко — Глебу Франку ? Ведь после того, как мама Собчак – сенатор от Тывы Людмила Нарусова – попыталась «разрулить» ситуацию в пользу «медийной» дочки, все только усугубилось.

Напомним, что в марте этого года 40% в КУК и «Монерон» должна была приобрести Ксения Собчак, а еще по 10% долей в них планировала купить Елена Соглаева.

Налоговая инспекция неспроста отклонила сделки. Речь может идти о новом уголовном деле по факту неуплаты налогов на сумму более чем 4 млрд рублей, которых подозревают КУК и «Монерон», рассказал источник «Ведомостей». В связи с этим в августе было арестовано имущество ГК «Монерон».

Это уже не первый арест за год. В марте тот же суд накладывал данные обеспечительные меры, но они были связаны с уголовными делами против Кана.

Напомним, что Кан, по версии следствия, причастен к убийству бизнесмена Валерия Пхиденко и контрабанде крабов на сумму более 210 млн рублей. Вряд ли коммерсант готов в ближайшее время вернуться в Россию. Сейчас он предположительно может быть в Южной Корее или Японии.

Поговаривают, что это дело вполне может обойтись без реальных сроков для руководства, и закрыться после возмещения государству недоплаченной суммы налогов, пени и штрафа.

«Откупиться» 4 млрд рублей ГК «Монерона» – сумма существенная, но вполне реализуемая. «Монерону» и КУКу в совокупности принадлежат квоты на вылов 10 тысяч тонн краба, а общая выручка превышает 23 млрд рублей, прибыль за 2019 год – около 10 млрд рублей.

А Франк настаивал!

Стоит отметить, что проблемы с законом у Олега Кана обострились после того, как его бизнесом заинтересовался быстро восходящий на рыболовном поприще бизнесмен Глеб Франк.

Владелец РРПК сначала хотел продать собственникам «Монерона» 20% своей компании за 200 млн долларов, но они отказались. А позже Франк предложил выкупить КУК и «Монерон» за 150 млн долларов, но опять цена вопроса не устроила.

После неудачных переговоров о продаже бизнеса с Глебом Франком, видно к Олегу Кана «постучались» силовики, по крайней мере об этом он намекал в интервью «Ведомостям». О том, что у Глеб Франк использует свое влияние на политическом поле, говорит и следующий факт.

Глеб Франк уже «подпортил» кровушки Олегу Кану…

В свое время именно РРПК «продавила», так называемый «крабовый» закон, где применялся «аукционный» принцип распределения квот на вылов водных биоресурсов вместо «исторического». Это привело к тому, что в 2019 году подконтрольные компании РРПК смогли выкупить около трети из всех «крабовых льгот». Такая реформа, давшая преимущества РРПК, болезненно воспринималась отраслью: рыболовы устраивали несанкционированные акции протеста, пытались повлиять на региональные и федеральные органы власти, писал «Знак». Тогда КУК и «Монерон» лишились примерно половины располагаемых квот и в их новом распределении не участвовали.

Недавно РРПК обратилась к правительству с предложением выставить на аукционы другие 50% крабовых квот, которые распределены по историческому принципу. Однако Минсельхоз и Росрыболовство эти и другие инициативы компании не поддержали.

Многие игроки в рыболовной отрасли бьют тревогу, ведь своими действиями Глеб Франк совершенно убивал здоровую конкуренции. Так, например, на днях РРПК исключили из из Ассоциации добытчиков минтая (АДМ), писал РБК. Это было связано с предложением Франка, направленном премьеру Михаилу Мишустину, по мерам по улучшению рыболовно-хозяйственного комплекса. Речь шла о решении проблемы с устаревшим рыбопромысловым флотом благодаря перераспределению квот в пользу компаний, которые строят новые суда и заводы. Суть инициатив, в итоге по мнению рыболовов, сводилась к выгоде самой компании и убытками других участников рынка.

Прелестницы Соглаева и Собчак

Любопытно, но изначально бизнес Кана предложили купить структурам А1. Уже знакомый Игорь Соглаев как раз входил в правление инвестиционной компании. Однако в «Альфа Групп» сделкой не заинтересовались. Тогда Соглаев, видимо, решил заняться активом через супругу- Елену. А возможно, хотел и сам напрямую, но что-то помешало, ведь до сих пор неизвестно почему он второпях покинул престижное место работы.

Подтянули к делу и Ксению Собчак, которая чем только не эпатировала публику, но крабами не увлекалась точно. Зато была знакома с Олегом Каном лично, о чем говорила в интервью, писал «Знак».

Чета Соглаевых давно смотрят на крабовый бизнес

К слову в еще одном интервью Собчак прокомментировала скандал вокруг крабового бизнеса.

«Сейчас нет у меня никакого крабового бизнеса. Речь идет о том, чтобы не потерять деньги, это сложный процесс. Я точно на этом ни копейки не заработала», — говорила она каналу «Редакция» 30 июля.

Но чьи деньги то боится потерять Собчак?

К слову, сумма предполагаемой сделки не раскрывалась, но якобы она могла составлять 4 млрд рублей, делал уже предположение The Moscow Post. Уж очень эта сумма схожа с неуплатой налогов, по которой якобы сейчас возбудили уголовное дело.

Дочери не грех помочь?

Когда первый раз на имущество «Монерон» наложили арест, остроту конфликту добавила родительница Ксении – Людмила Нарусова, она же член Совета Федерации.

От своего имени она направила письмо в Верховный суд с требованием отменить решение Южно-Сахалинского городского суда об аресте имущества. Однако ее даже «пристыдил» подкомитет по этике Совета Федерации, который рассматривал жалобу на действия сенатора Людмилы Нарусовой в связи с ее обращением в Верховный суд, сообщал «Регнум».

Однако рычаг Нарусовой все-таки возымел действие и Министерство сельского хозяйства включило в список системообразующих компаний «Монерон», хотя ранее ее там не было. Поговаривали, что она будто ходила с этим вопросом к премьер-министру Мишустину.

Лоббирование Нарусовой помогло?

Не исключено, что новым арестом имущества, возможным уголовным делом административный ресурс пытается «щелкнуть по носу» и поумерить пыл номинальных игроков в этом деле – Ксении Собчак и Елены Соглаевой? А через них и Олегу Кану! Потому как несмотря на то, что официально он не имеет отношение к бизнесу, у руля стоят его люди — компании «Монерон» принадлежит его давнему товарищу Дмитрию Пашову, депутату Сахалинской областной думы. Выходит, вывести чужими руками средства не удастся?

Источник:  moscow-post.su