Недавний скандал вокруг НАБУ наводит на неожиданную мысль: последние шесть лет в Украине очень много говорят про коррупцию, про экономическую преступность, о взятках и схемах, но почему-то совершенно не вспоминают о бандитах. А ведь когда-то эта проблема считалась куда более серьезной, чем коррупция! И это как-то весьма озадачивает…

Последний раз бандиты были у всех на устах в ходе второго Майдана. Целые толпы скандировали «банду геть!» и «бандитов в тюрьмы!», писали эти лозунги на транспарантах и стенах. Но только Майдан закончился, как о бандитах вдруг сразу забыли, словно страна действительно от них избавилась. Вот бандиты были, до февраля 2014-го, и вот вдруг их словно не стало! Неужели все сбежали вместе с Януковичем? Или он и был тем самым коллективным бандитом?

Конечно, само слово еще иногда употребляется украинскими политиками. Но только в отношении своих хулиганствующих политических оппонентов, а ещё так часто называют сепаратистов — хотя речь ведь совсем не о них! Речь о настоящих бандитах: о людях, являющихся (или являвшихся в прошлом) частью криминального мира либо тесно с ними связанных. Об «авторитетах» и их подручных, о полукриминальных бизнесменах (бывших бандитских бухгалтерах и управляющих), а также о тех чиновниках и «оборотнях в погонах», которые не то что «крышевали» бандитов, а работали с ними вместе, имели общий бизнес! И вот о них вдруг забыли! Сейчас даже «титушек» вспоминают уже очень и очень редко, хотя это и не бандиты, а так, всего лишь их наемное «мясо».

Может показаться, что это несущественные мелочи, но ведь мы говорим не просто об уличных лозунгах и газетных заголовках, мы говорим о государственной политике, о её тезисах и направлениях. Так вот, уже шесть лет, как борьбы с бандитами в этих тезисах просто нет! Но почему? Они ведь никуда не делись, большинство пережили и 90-е с «нулевыми», и оба Майдана, здравствуют до сих пор. Некоторые до сих пор не ставили свои «привычки», и очень не хотят, чтобы им напоминали о прошлом. Вот им больше и не напоминают!

«Так ведь бандиты пришли к власти!» — выдвинет кто-то своё предположение и… будет не прав. Да, во втором Майдане участвовала много всякого народа, но вот центральную власть после него взяли отнюдь не бандиты. Аферисты, проходимцы, коррупционеры, рейдеры, просто негодяи – да, таких там было полно, но не бандиты. Люди с криминальным прошлым, успевшие также изрядно наследить в ходе бурных событий 2014-го, не поднимались по лестнице центральной власти выше мандата нардепа. При этом они практически никак не влияли на работу Рады, просто иногда приходили туда за зарплатой и «конвертами». Но неужели лозунг «бандитам – тюрьмы!» сняли из-за них? Вряд ли. Однако мы уже близки к разгадке!

Если вы спросите среднестатистического украинца, что он думает о власти, то он с энтузиазмом перемоет косточки всем президентам, министрам и народным депутатам. Но скорее всего, он даже не вспомнит о том, что кроме центральной власти есть еще и местная. А если и вспомнит, то в лучшем случае назовет только имя своего градоначальника. Что, в общем-то, и неудивительно: между центральной и местной властью в Украине огромная разница!

Практически вся публичная политика — это центральная власть! Внимание большинства СМИ, целой армии политологов и разных экспертов, обращены на неё. Все самые острые, самые главные вопросы обсуждаются и решаются на уровне центральной власти, государственной политики, и проецировать её на уровень местной власти просто бессмысленно. Уровень области, города, района — это словно другой мир, с другими проблемами и интересами, и даже с другой элитой.

О да, она заметно отличается от элиты центральной власти, между ними даже «социальные лифты» работают очень вяло. Много ли вы знаете губернаторов и тем более мэров, пробившихся в центральную власть? Лазаренко, Пустовойтенко, Янукович, Гройсман – пожалуй, что и всё. А сколько вы знает политиков, приехавших из столицы в провинцию и избранных там градоначальником?

Но разница не только в этом. Какой социальный состав политиков центральной власти, кем они были раньше? Профессиональные чиновники, олигархи, банкиры, правоохранители, в последнее время среди них много юристов, грантоедов, общественников и журналистов, просто мажоров. А вот бандитов там и раньше было по пальцам пересчитать, и они обычно не высовываются. Зато на уровне местной власти их, минимум, на порядок больше!

Да что там – в Украине очень много городов и поселков, где стоящая у руля власти или контролирующая её местная элита выросла из местных же ОПГ. Поверьте, такая ситуация в очень многих городах страны, только далеко не все украинцы об этом знают. Хотя есть и такие, кто в курсе, что их любимый мэр или секретарь совета в недалеком прошлом был «очень крутым человеком», но они… восхищаются им. «Да какой же он бандит, он людям помогал, он детям спортзалы открыл!» — защищают они теперь тех, кто в свое время «решал вопросы» и тренировал в своих клубах молодых «бойцов».

Ну, это уже не лечиться, да и дело не в этом! Дело в том, что именно местная власть стала в Украине пристанищем криминала и тесно связанных с ним людей. Когда «братва» пошла во власть, она в основном осела в городских и областных советах, в креслах мэров. Лишь некоторые смогли пойти дальше – в Верховную Раду. Возможно, не последнюю роль в этом играет именно публичность. Политики центральной власти всегда под прицелом, про них раскапывают такое, чего они и сами и о себе не знают! А кому интересен мэр какого-то райцентра? К тому же на местном уровне проще пресекать любопытство провинциальных журналистов и общественников.

Впрочем, некоторые градоначальники всё же хорошо известны на всю страну. Вот, например, о Геннадии Кернесе (Харьков) и Геннадии Труханове (Одесса) часто писали, что они сами состояли в криминальных группировках. Борис Филатов (Днепропетровск) хоть и пришел в кресло мэра из телестудии, но всегда был известен как «кореш» полукриминального рейдера Корбана – и за обоими тянется очень длинный шлейф крайне нехороших историй.

Всё это вы может сами почитать о них на таких сайтах, как «Антикор» или «ОРД». Кстати, как вы помните, еще недавно эти фамилии звучали в качестве потенциальных лидеров т.н. «партии мэров», которая могла бы на местных выборах составить серьезную конкуренцию «Слуге народа». Правда, затея эта не удалась, и мэры идут на выборы каждый со своей собственной карманной партией, но всё-таки теперь на душе остается осадок понимания того, что единственным объединяющим фактором такой «партии мэров» является их криминальное прошлое.

И это только самые известные публичные фигуры, политики местного уровня. А сколько в стране мэров, секретарей райсоветов и заместителей председателей облсоветов, о прошлом которых знают даже не все жители их родных городов! А сколько местных органов власти контролируется бывшими «бригадирами» через своих «шестерок» и «смотрящих»?! Кстати, «братва» именно с этого и начинала, еще в 90-е, помогая выигрывать местные выборы своим фаворитам. Немало бывших (и еще действующих) градоначальников теперь очень не хотят об этом вспоминать!

Так почему же после Майдана-2014 им об этом перестали напоминать, и слово «бандиты» почти исчезло из лексикона политиков, журналистов, общественников? Почему с той поры в Украине остались только коррупционеры, которых то и дело хватают за руку, но так и не наказывают?

Возможно, дело в самом Майдане. Три месяца его организаторы упорно ассоциировали бандитов исключительно с «донецкими», ну иногда немного с «харьковскими» и «одесскими» — но только потому, что те были политическими союзниками регионалов. А когда «донецких» свергли, то пришлось действительно сделать вид, что больше бандитов в Украине не осталось. Иначе бы пришлось признать их наличие в Киеве, Львове, в Закарпатье и других регионах – а потом пытаться пояснить, почему на Майдане призывали посадить в тюрьмы только донецких.

Возможно дело в том, что весной и летом 2014-го эти местные власти, пусть и с криминальным прошлым, оказали центральной власти серьезную помощь в борьбе с волной сепаратизма – в том числе организуя из футбольных фанатов, «спортсменов» и «титушек» группы воинственных «патриотов», некоторые их которых затем влились в создаваемые добробаты. Да и многочисленные организации «Правого Сектора», росшие тогда как грибы по всей стране, нередко возникали путем поднятия черно-красного знамени местной «братвой». И в благодарность центральная власть закрыла тему бандитов в Украине.

А еще стоит вспомнить политические договоренности Петра Порошенко с местными элитами, которые он устанавливал в 2014-2015 годах, буквально заново собирая страну под скипетром президентской власти. Эти договоренности тоже ведь были кулуарными, основанными на принципе «вы становитесь нам лояльны, а мы закрываем глаза на ваши делишки» и Петру Алексеевичу было совсем неинтересно, чтоб кто-то вспоминал о прошлом.

Однако это были договоренности с прошлой центральной властью, а она в 2019 году поменялась. Сейчас же «слуги народа» хотели бы одержать победу на местных выборах. Конечно, местные элиты политически очень гибкие, некоторые меняют партийные влаги каждые 2-3 года, и теперь они подняли зеленые. Но все же в большинстве случаев победа «слуг» приведет к отстранению от местной власти ныне контролирующих её элит – чего и добиваются в Офисе Зеленского.

Это означает начало большой политической войны между центром и регионами, которая уже началась. Ведь ту же «партию мэров» сразу же назвали антипрезидентской! Но раз центру больше не нужно покупать лояльность местные элиты, то он может ударить по ним не только антикоррупционными расследованиями их нынешней деятельности, но и вспомнить об их прошлом, вновь подняв лозунг «бандитам — тюрьмы!»…

Источник:  from-ua.com