Радий Хабиров стал «радиоактивным»: заигрался в азартные атомные игры?

Радий Хабиров стал «радиоактивным»: заигрался в азартные атомные игры?

Губернатор Республики Башкортостан Радий Хабиров стал «радиоактивным»: заигрался в азартные атомные игры. В начале июня Хабиров подписал Соглашение о сотрудничестве с главой госкорпорации «Росатом» Алексеем Лихачевым. А несколько дней назад неожиданно поддержал митинг против строительства завода по ликвидации отходов 1 и 2 классов опасности в удмуртской Камбарке. Этот завод обещает строить «Росатом».

Опасные отходы "Росатома"

При чем тут Камбарка? Смотрим на глобус: несчастная Камбарка, в которой десятилетиями сначала складировала, а потом изничтожали цистерны с ипритом и люизитом, опять попала в «черный» список. «Росатом» выбрал Камбарку для новых экспериментов. Но Камбарка впритык подходит к городку Нефтекамску, который расположен в Башкирии. Обитатели Нефтекамска, узнав о перезагрузке в Камбарке, массово явились на митинг с плакатами, на которых было написано» Росатом! Храни отходы в своих кабинетах!», » Нет экологическому терроризму!», «Отходы — членам кооператива «Озеро».

Разрешение на проведение такой акции дала мэрия Нефтекамска. Понятное дело, что мэр Ратмир Мавлеев советовался » с кем надо», чтобы не упасть в грязь лицом. «Кто надо» дал «добро» на протестную акцию. А как же милый друг – «Росатом»? Хотя господина губернатора понять можно: у него у самого в республике черт ногу сломит. Еще дымится Сибай, не все ладно с Башкирской содовой компанией.

Радий Хабиров все еще носит приставку «врио»… И, по всей видимости, такой выверт — протестовать против завода-жупела в Камбарке — ему могут не простить. Напомним, что Сергей Кириенко, хоть и перешел на работу в Администрацию президента (АП), но «Росатом» в своем кулачке, видимо, держит сильно. А в АП именно г-н Кириенко тасует колоды губернаторов.

Обо всем этом пишет корреспондент The Moscow Post.

Врио губернатора Республики Башкортостан Радий Хабиров

«Пряники» от Лихачева

Итак, немного подробнее о соглашении. Правительство Башкортостана заключило соглашение о взаимодействии и сотрудничестве с ГК «Росатом». Подписи под документом поставили врио главы Башкортостана Радий Хабиров и генеральный директор ГК «Росатом» Алексей Лихачев. О этом сообщал сайт «Медиакорсеть«. Планируется совместное участие в государственной программе «»Энергоэффективность и развитие энергетики».

«Росатом» обещает более качественное энергоснабжение потребителей Башкортостана за счет кратного снижения времени строительства подстанций с применением модульных решений, которые реализуют компании ГК «Росатом».

В рамках достигнутых договоренностей будут разработаны детализированные дорожные карты совместных проектов. Среди них — строительство подстанции «Сибайская», развитие генерации для энергоснабжения удаленных потребителей. Речь о генерации на основе возобновляемых источников энергии компаний «Росатома» (ветрогенерация, солнечные батареи, небольшие ГЭС).

Глава ГК «Росатом» Алексей Лихачев

Общая сумма инвестиций — более 7 млрд. рублей.

Программа хорошая. Возможно, эти энергетические соглашения — очередной «пряник» от атомного ведомства? Ведь госкорпорация спит и видит, как разместить в регионах свои радиоактивные отбросы. И Башкирия еще недавно тоже была в этих снах. И эти сны чуть не стали реальностью.

Сюрприз для Верхних Лемезов

О чем речь? В 2014 году уфимские экологи узнали, что республика вошла в приоритетный список ГК «Росатом» по размещению радиоактивных отходов. Об этом сообщал блогер на сайте «Майдан РБ«.

«Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) включил Башкирию в список регионов для размещения пунктов захоронения радиоактивных отходов.

Карта Башкортостана

Пресс-служба НО РАО опубликовала на своем сайте заявление директора НО РАО Юрия Полякова о том, что определены 30 перспективных площадок в 18 регионах РФ. 9 из них, расположенных в Сибирском, Уральском, Приволжском и Северо-Западном федеральных округах, были признаны первоочередными.

Башкирия была включена в список «Первичных перспективных пунктов окончательной изоляции РАО». Назывался даже точный адрес будущей ядерной помойки: поселок Верхние Лемезы, Иглинский район. Тип захоронения — траншейный, емкость — 200 тыс.кубических метров. Называлась и точная дата начала проектирования — 2020 год.

Жители Нефтекамска вышли на протестный митинг

Об этом писал «РБК«. Далее, на сайте zakupki.rosatom.ru был размещен заказ на «Услуги в области сравнительного правоведения и представительства в интересах ФГУП «НО РАО» по вопросам размещения пунктов захоронения радиоактивных отходов в Иглинском районе Башкирии. Начальная цена контракта — 6,27 млн. рублей. Победителем стала московская компания ООО «Некторов, Савельев и Партнеры».

Обеспокоенные жители деревни Верхние Лемезы обратились к депутату Государственный Думы Зугуре Рахматуллиной. И тогда прояснилась такая картина: оказывается, Нижние Ле¬мезы имеют некие горные породы. Они якобы хорошо подходят для захоронения радиоактивных отбросов. Национальный оператор РАО тщательно изучил архивные материалы и подготовил ходатайство о своих планах в деревне Верхние Лемезы в Правительство РФ. Об этом сообщал «РБК«.

И тут случилось неожиданное: вся деревня встала на пути у Национального оператора РАО. Подключили ученых, экологов, общественность…Наскоки из Москвы прекратились. Но, возможно, временно? В проекте же указана дата — разработка проекта должна начаться в 2020 году!

Чего ждать в ближайшее время? В Башкирии, к слову, есть пункт хранения радиоактивных отходов на спецкомбинате » «Радон» в городе Благовещенске. То есть, уже есть такое опасное место на теле республики.

Бывший глава ГК «Росатом» Сергей Кириенко теперь трудится в Администрации президента РФ

Заложники ядерных зарядов

Но у Башкирии плохое не только ядерное настоящее, но и ядерное прошлое. Напомним, что именно в Башкирии в 60-х годах была проведена серия промышленных ядерных взрывов. Они шли в южной части республики. Эта серия взрывов была скрыта под кодовыми названиями «Кама» и «Бутан». Подземными взрывами занимались ядерщики из закрытого НИИ. Он значился как почтовый ящик № 5703. Об этом писал «Уфимский журнал«.

С помощью таких атомных зарядов создавались подземные хранилища газа, разрабатывалась отдача нефтяных и газовых месторождений, создавались хранилища для ядовитых стоков.

В Башкирии «мирный» атом понадобился как раз для открытия нефтяных пластов. Первые взрывы прошли на Грачевском нефтяном месторождении. Как это происходило? Сначала бурили двухкилометровую скважину, опускали в нее ядерный заряд. Потом цементировали, чтобы не произошло выброса радиации. После взрыва рождалась огромная яма диаметром почти 30 м.

Наворочали, таким образом, во многих местах. И сегодня эти полости активно используют для слива своих ядовитых отходов такие предприятия, как «Салаватнефтеоргсинтез» ( «СНОС») и «Башкирская содовая компания «(«БСК»). Промышленные выбросы, поступающие под большим давлением, не просто попадают в яму, а рассеиваются по всему подземному горизонту. Именно таким образом хранятся сегодня промышленные отходы компании «СНОС», производителя гептила — ракетного топлива.

По всей видимости, из-за того, что несколько десятилетий назад вся южная часть Башкирии был разворочена подземными ядерными взрывами, в республике так и не началось строительство атомной станции «Агидель». Хотя — если вспомнить — будущий город атомщиков Агидель был построен. И в Агидель даже приехали молодые специалисты… Но в итоге, после бурных протестов, строительство АЭС было законсервировано!

Хозяйство «Башкирской содовой компании»

Общественность добилась и сворачивания программы промышленных ядерных взрывов, иначе бы в окрестностях Мелеуза и Ишимбая могли бы появиться новые подземные «погреба» для ядовитых стоков.

Но осталась такая серьезная проблема — компаниям «БСК» и «СНОС «нужно решать, что делать с опасными отходами. В скважину «Кама-2» «БСК» в сутки сливает 4 тыс. кубометров соляного раствора, а компания» СНОС» выливает в скважину » в Кама-1 » в сутки до 1 тыс. кубов нефтепродуктов и отходов от производства гептила.

Жители Салавата и Стерлитамака, таким образом, живут на бочках с порохом! И врио губернатора Радий Хабиров не может об этом не знать.

Хабирова обвинили в непоследовательности

Но вернемся к нашим баранам.

Региональное отделение «Единой России» устами своего председателя Рустема Ахмадинурова, близкого соратника Радия Хабирова, уже предложило ГК «Росатом» наложить мораторий на реализацию проекта в городе Камбарка. Этот городок находится в 20 км от Нефтекамска.

Требование митингующих: «Опасные отходы — кооперативу «Озеро»

Жители Нефтекамска начали выходить на митинги. Официальные власти поддерживают протестные настроения: на митинге против строительства завода в Камбарке выступил мэр Нефтекамска Ратмир Мавлеев. Он, кстати, был назначен на этот пост по предложению Хабирова.

Митинг против строительства в Камбарке собрал на центральной площади Нефтекамска более 1000 человек. Горожане держали в руках плакаты с обвинениями госкорпорации в экологическом терроризме.

Карта Удмуртии с месторасположением Камбарки

Свое мнение озвучил и Рустем Ахмадинуров:

-Наше предложение — наложить мораторий на реализацию проекта до конца 2019 года, чтобы не политизировать вопрос в предверии выборов и досконально изучить вопросы безопасности для людей, живущих в непосредственной близости к заводу, в том числе для жителей Нефтекамска.

Что же случилось? Почему власти и экологи встали под одни знамена? В конце концов, это действительно странно, если вспомнить, с каким раздражением команда Хабирова реагировала на экологические митинги в Сибае. Ведь эти каждодневные митинги ставили под угрозу сотрудничество Башкирии с предприятиями группы Уральского горно-металлургического комбината (УГМК) Андрея Козицына.

А нынче команда Хабирова вдруг решила поддержать митинг против ГК «Росатом».

На митинг в Нефтекамске вышли более 1 тыс. человек

Как же разгадать эту загадку? Возможно, во вновь подписанных соглашениях есть некие пункты не для ушей рядовых граждан? Ведь госкорпорация «Росатом» продолжает собирать ядерные «отходы» у всей планеты, поскольку за него платят очень хорошие деньги.

Во всём мире есть лишь одна страна, которая готова принимать опасные отходы на хранение. И эта страна – Россия. «Росатом» занимается как перевозкой облученного ядерного топлива (ОЯТ), так и радиоактивных отходов (РАО). Эти «сувениры» Росатом ввозит в Россию из стран, где работают ядерные реакторы, построенные по советскому (российскому) дизайну. Об этом сообщала «Версия«.

Кириенко — он щедрый. Будучи главой «Росатома», он наобещал обещал забирать ядерные отходы даже оттуда, где атомная стройка ещё не началась! Хотите пример? Газеты Объединённых Арабских Эмиратов писали, что Россия ведёт переговоры о приёме облучённого ядерного топлива с ещё не построенной АЭС. Компания Emirates Nuclear Energy Cooperation (ENEC), ответственная за строительство АЭС в 310 км от Абу-Даби, объявила о тендере на поставку ядерного топлива для будущей АЭС. Поставщик должен будет не только снабжать АЭС ядерными «дровами» в течение 15 лет, но и принимать ядерные отходы. Россия взяла на себя эту благородную миссию! Об этом писала «Версия«.

Ядерные отходы из Европы текут в Россию уже более 15 лет. Сначала эти отходы доставляют морским путем, в порт Петербурга. Потом контейнеры едут по железной дороге. В разных направлениях!

Не так давно на юге России в режиме секретности принимали ядерные отходы с болгарской АЭС «Козлодуй.» Население решили в известность не ставить. Хотя ядерные отходы — это чрезвычайно опасный коктейль из осколочных элементов, изотопов урана и плутония.

Капсулы с плутонием

Возможно, из-за того, что все делается тайком, потом выплывают факты о найденных источниках радиации, как это было в одном из заброшенных цехов бывшего Биохимического комбината под Благовещенском? Об этом писал сайт «Манометр-Уфа«.

Что было обнаружено? 113 капсул, в которых находились плутоний-239 и цезий-137.

Один источник даже был в рабочем состоянии и откровенно фонил. Приборы зашкаливали: показывали 1000 микрорентген в час.

Цех, в котором обнаружили столько плутониевых и цезиевых капсул, находится в 5 км Благовещенска, а совсем рядом с бывшим химкомбинатом располагается деревня Яблочное. Но сколько времени эти радиоактивные капсулы пролежали по соседству с деревней Яблочное? И сколько деревенских мальчишек могли бы невольно пострадать, если наткнулись бы на эти сюрпризы?

Природоохранная прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов».

Остается лишь добавить, что с источниками радиационного излучения в Башкирии сегодня работает 51 предприятие. Они вместе владеют 110 радиационно-опасными объектами. Об этом сообщал сайт «Экология сегодня«.

И остается напомнить, что не за горами и 2020 год, когда Национальный оператор РАО собирается (или собирался?) внедрять в Башкирии свой радиоактивный проект в деревне Верхние Лемезы. Тогда протестный митинг в Нефтекамске, одобренный на самом верху, может быть просто репетицией со стороны властей, подписывающих соглашения с ГК «Росатом»?

Источник:  moscow-post.su