«Россельхозбанк»: воровали, воруют и будут воровать?

Руководство «Россельхозбанка» опубликовало отчетность, согласно которой в 2019 году прибыль кредитной организации составила 4 миллиарда рублей. Тот факт, что банк, ранее приносивший только убытки, уже второй год подряд сработал «в плюс», служит предметом гордости для его главы Бориса Листова и председателя Наблюдательного совета, министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева. Они получили отличный козырь, который смогут использовать в процессе ведения переговоров о дальнейшей докапитализации РСХБ. Между тем, начиная с 2013 года государство уже «вкачало» в «Россельхозбанк» более 250 млрд рублей – колоссальные средства, несравнимые с заявленной прибылью.

Одновременно все больше вопросов вызывает деятельность экс-главы банка Дмитрия Патрушева – сына секретаря Совета Безопасности Николая Патрушева. Именно в годы его руководства были заложены основы сегодняшней политики РСХБ, позволяющей не только финансировать семейные коммерческие проекты, но также проворачивать миллиардные кредитные махинации в центре и на местах, следствием которых становятся многочисленные уголовные дела в отношении руководителей региональных банковских структур.

Эйфория от прибыли или «головокружение от успехов»?

В минувшем марте руководство Россельхозбанка опубликовало консолидированную финансовую отчетность за 2019 год. Главный официальный показатель работы кредитной организации следующий: вот уже второй год подряд банк показывает чистую прибыль. И если в 2018 году она составила 1,5 млрд рублей, то в 2019-м – уже 4 миллиарда.

Вместе с тем, эксперты портала РБК отметили, что показатели текущего года определенно окажутся менее оптимистичными в связи с падением цены на нефть и снижением предпринимательской активности в условиях эпидемии короновируса. Однако первый зампред банка Кирилл Лёвин этих прогнозов не разделяет. По его словам, РСХБ не кредитует пострадавшие от пандемии отрасли (авиакомпании, туроператоров и т.д.), а влияние вируса и нефтяных сделок на сельхозпроизводителей является нейтральным.

Такой уверенности топ-менеджера остается только позавидовать, но до конца отчетного периода далеко и пока еще можно тешить себя мыслью о том, что показатели минувшего года стали лучшими в многолетней работе Россельхозбанка. Тем не менее, если ознакомиться с официальными данными аналитического портала «Banki.Ru», можно увидеть, что только за апрель чистая прибыль РСХБ снизилась более чем на 1,5 млрд рублей (что равно прибыли 2018 года) или на 32,5%. Кроме того, на 55,5% снизилась рентабельность чистых активов банка и на 55% – рентабельность капитала.

Борис Листов — банкир из ниоткуда

Не испытывает ли банковское руководство знаменитого «головокружения от успехов»? Положительные итоги минувшего года Лёвин охарактеризовал как «последовательные и эффективные действия команды банка в течение практически 10 лет». Замечательно сказано! Вот только как здесь не вспомнить о многолетних убытках, которые РСХБ понес с 2014 года.

Приведем только цифры. Итак, по данным РБК, в 2014 году чистые убытки Россельхозбанка составили 47,9 млрд рублей; в 2015-м – 94,2 миллиарда; в 2016-м – 58,9 миллиарда; в 2017 году – 19,6 млрд рублей. Что и говорить, в сравнении с более чем двухсотмиллиардными убытками прибыль в 4 миллиарда выглядит каплей в море.

Финансовый голод «Россельхозбанка»

Абсурдность ситуации становится вдвойне очевидной, если вспомнить, что ежегодно Россельхозбанк получает солидные финансовые вливания со стороны государства. Начиная с 2013 года его докапитализация составила 251 млрд рублей, плюс 84 миллиарда – субординированный депозит «Роснефти». Заметим, что в апреле прошлого года банк получил из бюджета 15 млрд рублей, а уже в мае его руководство начало вести переговоры о новом этапе финансирования.

Сегодня РСХБ снова нуждается в средствах и вопрос о его докапитализации недавно обсуждался в Минсельхозе. Как сообщила журналистам замминистра сельского хозяйства Елена Фастова, в банке эту необходимость объясняют возникающими дополнительными потребностями. Например, только на решение вопросов, связанных с сельской ипотекой, требуется 15 млрд рублей.

Подчеркнем, что согласно проекта бюджета, в 2020 году докапитализация Россельхозбанка планировалась в объеме 10 млрд рублей. Но как мы можем убедиться, сегодня эта сумма уже видится господам Патрушеву и Листову недостаточной.

Заметим, что по оценкам экспертов «Коммерсанта», качество банковских активов остается довольно низким и, несмотря на оптимистичные заверения его руководства, собственного капитала банку катастрофически не хватает. Аналитики издания отмечают, что только для резервирования проблемных кредитов (доля которых значительно выше, чем в среднем по банковскому сектору) РСХБ требуется до 120 млрд рублей. Государство же предлагает каких-то 10 миллиардов…

Так что залог успеха Россельхозбанка заключается исключительно в его госфинансировании. Причем вне зависимости от того, принесет он прибыль или нет, средства из бюджета все равно будут предоставлены и не исключено, что в гораздо большем объеме, чем было запланировано. Но теперь у Дмитрия Патрушева имеется весомый аргумент, который может быть использован в качестве козыря: дескать, посмотрите, мы два года подряд приносим прибыль и потому дайте нам еще денег. О том, насколько мизерна эта прибыль в сравнении с убытками, мы уже говорили. Тоже самое касается и объемов докапитализации.

Деятельность Патрушева под грифом «секретно»

Возникает закономерный вопрос: куда уходят миллиарды рублей, ежегодно выделяемые на поддержку РСХБ? Неужели работа с отечественным сельхозпроизводителем настолько невыгодна? А ведь еще в 2013 году министр финансов Антон Силуанов высказывался категорически против дальнейшего продолжения докапитализации Россельхозбанка. «Нужно вести ответственную кредитую политику», – заявил глава Минфина, добавив, что РСХБ не должен превращаться в «организацию по раздаче невозвратных кредитов».

Он Вам не Димон, а Патрушев!

Однако все последующие годы государство усиленно вкачивало в банк сотни миллиардов рублей. И продолжает это делать до сих пор. Вот только разобраться в сложившейся ситуации с недавних пор стало не просто: дело в том, что весной 2018 года сведения о деятельности руководства банка оказались засекречены ФСБ. В СМИ это связали с переходом бывшего председателя правления Дмитрия Патрушева на работу в правительство. «Теперь инфа о том, что сын друга президента фактически разорил одно из крупнейших государственных финансовых учреждений, составляет государственную тайну», – писала «Общая газета».

И если верить публикациям в прессе, причины для принятия таких кардинальных мер действительно имелись. Например, сообщалось о том, что фактический размер кредитного портфеля «Россельхозбанка» существенно превышает величину его капитала. По данным «Новой газеты» этот разрыв может достигать 1 трлн рублей. Но была и еще одна проблема, которая могла подорвать авторитет новоиспеченного министра – выдача заведомо невозвратных займов, информация о которых также попала в разряд «секретной».

«Ведомости» писали, что, возглавив РСХБ, Патрушев замкнул на головном офисе принятие решений о выдаче крупных кредитов, заодно сменив руководство ряда региональных филиалов. Такая централизация, на первый взгляд направленная на усиление контроля за денежным оборотом, дала обратный результат: в прессе стали появляться материалы, из которых следовало, что «Россельхозбанк» кредитует бизнес, связанный с семейством Патрушевых. Соответственно, речь шла, ни много, ни мало, о возможном злоупотреблении председателя правления служебным положением.

Так, в одной из публикаций «Новой газеты» рассказывалось о компаниях «Агро-Лайн» (крупном поставщике мясной продукции на российский рынок) и «Круглый год» (специализируется на выращивании овощной продукции в тепличных условиях), аффилированных с Алексеем Патрушевым – племянником секретаря Совета безопасности. Фирма «Круглый год» получила кредит «Россельхозбанка» в размере 1,6 млрд рублей, но в ее руководстве авторов издания заверили: помощи в кредитовании никто из Патрушевых, конечно же, не оказывал.

Получается, не зря бывший глава банка взял под личный контроль крупное кредитование? А одним из итогов этого решения стала помощь коммерческим проектам родственников? Если это действительно так, то закономерным следствием такого рода деятельности стал скрывший ее гриф секретности.

Криминальные менеджеры и кредитные аферы

Не кроется ли причина многолетней убыточности «Россельхозбанка» в махинациях с невозвратными кредитами, пик выдачи которых пришелся именно на период руководства Дмитрия Патрушева? Так, по данным «Общей газеты», в 2015 году портфель банка составлял 1,4 трлн рублей, из которых 429 миллиардов (31%) представляли собой проблемные кредиты, а также займы, качество которых вызывало вопросы.

И вот с такими показателями Патрушев был признан «банкиром года» по версии Ассоциации российских банков! Можно представить, какое незавидное наследство оставил после себя сын секретаря Совета безопасности после ухода на повышение.

Выше мы упомянули о том, что, возглавив в 2010 году РСХБ, Патрушев сменил руководителей большинства региональных филиалов. «Против 11 из тех, кого мы заменили, возбуждены уголовные дела», – рассказывал он корреспонденту издания «Ведомости». Всего было инициировано 1500 уголовных дел, из которых 68 – в отношении сотрудников банка, а остальные – против клиентов, ущерб от действий которых оценивался в 23,5 млрд рублей.

Посмотрим, насколько ситуация в регионах изменилась в лучшую сторону. В 2018 году в федеральный розыск был объявлен экс-глава филиала РСХБ в Ингушетии, арестован бывший руководитель пермского филиала, задержан силовиками директор филиала в Смоленске. В первых двух случаях речь шла о выдаче заведомо безвозвратных кредитов, в третьем – о посредничестве в передаче взятки.

В 2019 году криминальная история «Россельхозбанка» пополнилась новыми эпизодами. Фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий стал экс-руководитель дагестанского филиала, а его коллегу из Ростова-на-Дону задержали в рамках расследования дела о мошенничестве (снова имела место выдача невозвратных кредитов).

Наконец, начало 2020 года также не обошлось без инцидентов. В феврале стало известно о возбуждении уголовных дел в отношении директора Томского регионального филиала РСХБ, а также руководителя одного из дополнительных офисов в Краснодаре. Первый злоупотребил полномочиями, открыв кредитную линию коммерческой организации; второй банально «слил» клиентскую базу некоему заинтересованному лицу.

Так что пресловутая централизация и ужесточение политики в отношении регионов принесли плюсы только на бумаге и в беседах с журналистами. В целом же коррумпированное руководство на местах ведет себя в русле той политики, которая годами практиковалась вышестоящим московским начальством. Напомним, что ранее в поле зрения силовиков попадали экс-председатель правления «Россельхозбанка» Юрий Трушин и зампред Аркадий Кулик (сын бывшего вице-премьера Геннадия Кулика). Топ-менеджеров подозревали в причастности к масштабной афере с кредитами, в результате которой из банка оказались похищены 1,2 млрд рублей.

Получается, что независимо от смены руководства, положение дел в РСХБ остается неизменным на протяжении, как минимум, последних десяти лет. И охарактеризовать его можно одним кратким, но емким словом, позаимствованным у классика: «Воруют!». Стоит ли при таком раскладе удивляться тому, что сотни миллиардов рублей, выделенных государством, бесследно растворяются в банке, которым управляет неизменный тандем в лице господ Листова и Патрушева?

Источник:  ystav.net