Рустам Тарико меняет доходные активы на бездоходные

Банк «Русский Стандарт» финансировал одноименную группу компаний и алкогольный бизнес своего владельца, меняя доходные активы на бездоходные

Банк «Русский Стандарт» финансировал одноименную группу компаний и алкогольный бизнес своего владельца, меняя доходные активы на бездоходные, гласит финансовое расследование (есть в распоряжении «Ко»). А водочные компании, которыми Рустам Тарико докапитализировал свой банк в кризис, оказались в залоге у офшоров, и взыскать с них долги банка будет крайне сложно.

Аудиторы не раз отмечали, что значительная часть кредитов и инвестиций банка «Русский Стандарт» размещена у связанных сторон. Это подтвердили директор центра «Финансовые расследования и судебные экспертизы» Сергей Ефимов и главный эксперт центра Алексей Никольский, изучив влияние нерыночных факторов на финансовое положение банка с 1 января 2017 по 1 апреля 2020 года. Как гласит заключение центра, водочные компании, которыми Рустам Тарико докапитализировал свой банк, оказались в частичном или полном залоге у офшорных компаний.

Рустам Тарико. Фото: ТАСС

«Банк Русский Стандарт»

Банк «Агрооптторг» был зарегистрирован в 1993 году. В 1998 году, войдя в группу компаний «Русский Стандарт» Рустама Тарико, поменял название на АО «Банк Русский Стандарт» и стал пионером высокомаржинального розничного кредитования. Банк занимал деньги, размещая облигации на внутреннем и внешнем рынках, и выдавал населению необеспеченные потребительские кредиты наличными под высокий процент.

После двухкратной девальвации рубля 2014–15 годов эта модель бизнеса принесла «Русскому Стандарту» 22 млрд руб. убытка. Капитал банка снизился с 15 млрд до 600 млн руб., долг перед держателями еврооблигаций составлял 550 млн $.

В сентябре 2015 года банк предложил кредиторам план реструктуризации долга. Рустам Тарико докапитализировал банк «Русский Стандарт» на 15 млрд руб. долями своих водочных компаний, затем получил 5 млрд руб. докапитализации от АСВ и 4,96 млрд руб. кредита — от «ВЭБ.РФ». Но в 2019 году, когда пришло время его погашать, объем необеспеченных кредитов наличными в портфеле банка вырос с 5 до 25 млрд руб. Создавать резервы под вероятные убытки банк не стал.

В мае 2020 года из-за низкого качества кредитного портфеля, состоящего в основном из необеспеченных потребительских ссуд, и рисков пандемии агентство «Эксперт РА» присвоило банку рейтинг ruBB− с «негативным» прогнозом.

Водка за банк не отвечает

Так, 100%-ная доля петербургского ООО «Русский Стандарт Водка», принадлежащего нью-йоркскому держателю всех водочных активов Рустама Тарико Roust Corporation, оказалась в залоге у британской TMF Trustee Limited, гласит исследование (есть в распоряжении «Ко»). Конечным бенефициаром этой компании является офшор с острова Джерси CVC Capital Partners Vii Limited, об акционерах которого ничего не известно.

В пользу той же TMF Trustee Limited, как сообщал ранее РБК, заложены 100 % производителей водки, входящих в ГК «Русский Стандарт», а также водочные бренды как объекты интеллектуальной собственности, принадлежащие Roust Corporation.

Кроме того, в пользу британской TMF Trustee Limited заложено все имущество двух других производителей водки из группы компаний Рустама Тарико — АО «Топаз» и АО «Сибирский ЛВЗ».

В стопроцентном залоге у британской фирмы оказались и дистрибуторские компании Тарико с офшорными корнями — «Парламент Дистрибьюшн», «Парламент Продакшн» и «ГлавСпиртТрест». Директором кипрских офшоров, которым они принадлежат, был один и тот же человек — Арсен Оганесян. В декабре 2019 года, когда «Русский Стандарт» должен был расплатиться с госкорпорацией «ВЭБ.РФ» по кредиту на 4,96 млрд руб., Оганесян покинул должность.

Таким образом, отмечают Ефимов и Никольский, банк «Русский Стандарт» юридически не связан с производителями водки одноименной группы. А значит, взыскать долги банка с водочных компаний Рустама Тарико в случае чего будет крайне сложно.

Невозвратные кредиты для своих

Может быть, их можно взыскать с участников финансового холдинга Рустама Тарико, где головной компанией является ЗАО «Компания «Русский Стандарт»»? Это тоже будет нелегко, делают вывод авторы исследования.

За два года финансовые вложения в активах банка сократились с 46,4 до 38,9 %. Долги заемщиков, наоборот, выросли с 37,7 до 44,5 %. Причем 81 % из них составили кредиты физлицам — 142,4 млрд руб. в 2017 году. В 2018 году их объем снизился на 30,8 млрд руб., но при этом банк списал невозвратные долги на сопоставимую сумму. Эксперты подозревают, что реального погашения долгов не было.

К апрелю 2020 года объем кредитов физлицам вырос до 135,2 млрд руб. за счет рискованных краткосрочных 30-дневных кредитов, а просроченная ссудная задолженность достигла 46,7 млрд руб. — это 39,9 % от всех кредитов физлицам. При этом банк активно кредитовал собственных топ-менеджеров, ссужая им по 705–723 млн руб. в год.

Высоколиквидные активы (объем наличных в кассах и банкоматах, деньги на корсчетах в других банках) за этот период упали с 22 до 6,6 млрд руб. Вложения банка в акции представлены в основном акциями головной компании группы — ЗАО «Компания «Русский Стандарт»».

Нерыночным считают эксперты и поведение ЗАО «Русский Стандарт Страхование», которое страхует физических лиц — клиентов банка. В 2019 году страховщик одолжил головной «Компании «Русский Стандарт»» 70 млн руб. под 6,2 % годовых. Еще 116 млн руб. страховая компания выделила своему акционеру «Русский Стандарт-Инвест» в качестве безвозмездной помощи. При этом сама она на 1 января 2020 года была должна банку «Русский Стандарт» 190 млн руб. То есть страховая компания, чья деятельность целиком зависит от деятельности банка, не возвращала ему свободные средства, а раздавала их другим компаниям группы, отмечают эксперты.

Кредиты юрлицам в портфеле банка, по данным исследования, составили всего 12 % с долей просрочки 1 %. Но 70 % из них выданы связанным компаниям — Roust Corporation, Gancia, ПАО «Форвард», ООО «РСВ», ЗАО «Компания «Русский Стандарт»». Причем большая часть выданы на длительные сроки, а около половины кредитов получили нерезиденты, что влечет для банка дополнительные валютные риски.

Заведомо убыточные сделки

В целом вложения банка «Русский Стандарт» в дочерние и зависимые организации достигают 25 %. По мнению экспертов центра, банк недополучает реальные денежные доходы от своих вложений в дочерние и связанные компании, и экономического смысла в этих операциях нет. В качестве примера Ефимов и Никольский приводят покупку банком Рустама Тарико доли в его же водочном холдинге Roust Corporation.

В 2015 году банк выдал долгосрочный кредит на 4,934 млрд руб. в валюте своей дочке «Русский Стандарт-Инвест». Та выкупила 19,9 % Roust Corporation у компании Roust Trading Limited, подконтрольной тому же Тарико. Последняя перечислила 4,871 млрд руб. «Компании «Русский Стандарт»», которая вернула их в виде финансовой помощи банку. А в 2016 году банк выкупил долю Roust Corporation у «Русский Стандарт-Инвест» — но уже за 7,246 млн руб.

По похожей схеме в 2016 году банк Тарико приобрел 23 % его же питерского ООО «Русский Стандарт Водка» за 9,3 млрд руб. — эту цену эксперты считают завышенной как минимум впятеро. Потом деньги были также возвращены банку. Смысл сделки мог состоять в искусственном завышении его капитала, полагают в центре.

Не видят эксперты выгоды и в покупке банком 20 % акций крупного итальянского производителя спиртных напитков Gancia, также подконтрольного Рустаму Тарико. В ноябре 2015 года материнская «Компания «Русский Стандарт»» купила их за 904 млн руб. В июне 2016 года банк «Русский Стандарт» обменял эти акции на акции Roust Corporation. А в 2017 году банк передал итальянской Gancia 6 % акций Roust Corporation, утратив блокирующий пакет.

Основная масса сомнительных сделок приходится на материнскую компанию банка — ЗАО «Компания «Русский Стандарт»». Сумму ущерба от них оценили в 3,427 млрд руб. С учетом зависимости компании от финансового положения банка, эксперты считают долг невозвратным.

Так, авторам исследования непонятно, зачем банку Рустама Тарико было нужно покупать у «Компании «Русский Стандарт»» офисно-складской центр винно-водочной продукции — ООО «ЮнионТрансСтрой». Компания была убыточной с 2014 года, ее недвижимость заложена в Сбербанке. Эксперты считают, что головная компания погасила кредит заведомо неликвидным активом, а банк потерял 660 млн руб.

Еще в 300 млн руб. эксперты оценили потери банка от покупки у «Компании «Русский Стандарт»» 50 % ООО «Кредитное бюро Русский Стандарт» в 2015 году. Как и в случае с Gancia, авторы документа сочли сумму покупки завышенной, усмотрев за ней вывод активов банка в пользу все той же головной компании группы Тарико.

Кроме того, Ефимов и Никольский предполагают, что в 2018 году банк «Русский Стандарт» фактически списал межбанковские кредиты на 1,446 млрд руб. своему дочернему украинскому банку «Форвард», тем самым увеличив его капитал. Вернуть кредиты «Форвард» не мог, дивиденды он не выплачивает.

Потери банка от сделок с убыточными неликвидными дочками могут достигать 8,711 млрд руб. При этом величина ликвидной ссудной задолженности (предприятия с реальными активами и выручкой) в портфеле банка снижается, а доля невозвратных долгов зависимых компаний растет, отмечают финансисты.

Домашние деньги Тарико

Проанализировав внебалансовые данные банка, центр «Финансовые расследования и судебные экспертизы» обнаружил права требования по долгам на сумму 113,7 млрд руб. Эксперты центра предполагают, что банк выкупил у коллекторов за бесценок свои же плохие кредиты, проданные им в кризисном 2014 году, или погасил таким образом часть задолженности МФО «Домашние деньги».

Эта микрофинансовая организация была должна банку Рустама Тарико 2,1 млрд руб. В январе она была признана банкротом. Как сообщал ранее «Коммерсантъ», компания расплачивалась с банком за кредиты портфелем микрозаймов физлиц. По данным «Ведомостей», «Домашние деньги» выводили деньги через кипрские офшоры. По мнению экспертов центра, банк мог участвовать в этих схемах.

Кроме того, авторы исследования выяснили, что в 2019 году банк выдавал необеспеченные кредиты на общую сумму 500 млн руб. компании ООО «ТЛХ», которая по ряду признаков не ведет реальной деятельности. Через четыре месяца после выдачи кредитов компания обанкротилась.

Эксперты делают вывод, что высокорискованная деятельность банка «Русский Стандарт» в 2017–2019 годах была ориентирована на финансирование одноименной группы компаний и алкогольного бизнеса Рустама Тарико. В ходе сделок банк обменивал доходные активы на бездоходные. А запутанная схема владения ликвидными акциями производителя водки Roust Corporation через дочерние компании банка повышает риск их отчуждения, обременения и обесценивания. Следовательно, в случае банкротства банка взыскать активы его кредиторам будет сложно.

Общий ущерб банку в ходе сомнительных сделок в 2017–2019 годах авторы исследования оценили в 12,637 млрд руб. А с 2015 года, с учетом вывода за рубеж кредитов, выданных ООО «Домашние деньги», из банка могло уйти 22,908 млрд руб.

Источник:  scandaly.ru