Сергей Чернин стал монопольным ликвидатором химических отходов

В первой части расследования «Чёрная дыра и покушение на Байкал» журналиста сетевого издания «Репортёр» Дмитрий Белков рассказал как владелец фирмы «Газэнергострой» Сергей Чернин, получив 6,4 миллиарда бюджетных рублей так и не снизил экологический вред от известных «экологических клоаках» — полигонов «Чёрная Дыра», «Белое Море» и Игумново под Дзержинском в Нижегородской области, где свалены миллионы тонн особо опасных химических отходов. Многие думали, что теперь «профессору» и «доктору наук» Чернину не поздоровится, государство взыщет сполна за напрасно растраченные миллиарды. Но случилось невероятное. Вместо разбора полётов, Чернин неожиданно для всех по распоряжению правительства стал монопольным подрядчиком по ликвидации химических отходов на печально-знаменитом Байкальском ЦБК. «Если там начнётся сжигание лигнина в печах «Газэнергостроя», то Байкал может стать химической бомбой», — пишет журналист Дмитрий Белков в статье «Хлестаковщина и покушение на Байкал». Часть 2 (сетевое издание «Репортёр», 07.08.2020)

«В 1966 ДАЖЕ ТЕХНОЛОГИЙ ОЧИСТКИ НЕ БЫЛО»

Напомним вкратце историю возникновения Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

«Строить такой комбинат на берегу Байкала — это была дурость», — говорит Андрей Федотов — Доктор геолого-минералогических наук руководит Лимнологическим институтом Сибирского отделения РАН, крупнейшим исследовательским центром в сфере изучения внутренних вод России.

«Оборонке нужна была кордная целлюлоза для реактивных самолётов, чтобы шасси у них не разваливались, в тряпки не превращались. В СССР не было такой технологии, которая у иностранцев была: в США тогда запустили 4 завода, производивших целлюлозу для шинного корда, а нам не давали её (как сейчас России не дают передовые западные технологии)… Стали сами лепить, придумывать. И понадобилось очень много чистой воды с низкой минерализацией (на производство 1 т целлюлозы требовалось 20 т воды, в реальности было 500 т) Вода из Онеги, к примеру, не подойдёт: жёлтенькая она там. Вот почему взяли Байкал, но экономически провалились: по сути построили то, в чём исчезла необходимость через 10 лет после запуска.

«Видели советскую картину про Байкальский целлюлозный с Шукшиным, где Василий Макарович воду из стоков пил? Я плохо представляю, что он мог пить, если в 1966 даже технологий очистки не было! С такими превышениями скидывали отходы в Байкал, что даже союзная природоохранная прокуратура однажды сказала — вы чего творите?!»

Придуманная четырежды кавалером ордена Ленина, советским режиссёром Сергеем Герасимовым сцена из «У Озера», в которой актёр зачерпывает стаканом воду из аэротенка-усреднителя (промышленный резервуар-отстойник, входящий в систему очистных сооружений) и выпивает её, послужила обнадеживающей и эффективной заявкой — раз Шукшин отсюда воду пил, значит, вода в Байкал с комбината сливается чистая! Советскому киноэкрану верили, к тому же, в то время мало кто задумывался всерьёз о последствиях выбросов, и никто им учёта не вёл. Мы никогда не узнаем, сколько миллионов тонн отравы было вылито в Байкал. Во все периоды у комбината наблюдалось регулярное превышение концентрации загрязняющих веществ в сточных водах, попадающих в озеро», — рассказывает доктор геолого-минералогических наук Андрей Федотов.

Кадр из фильма режиссёра Сергея Герасимова «У озера», 1969 г.

В оправдание героя Василия Шукшина, играющего в фильме «У озера» роль директора ЦБК Василия Васильевича Черных можно сказать, что сам он в кадре «очищенную» воду не пил. Её в кадре пьют в лаборатории проверяющий из Москвы и начальник цеха очистки. Шукшин только смотрит

«В 2011 был официально зафиксирован критический уровень загрязнения озера диоксинами в районе расположения БЦБК. Протесты природоохранных институтов и надзорных ведомств дошли до Владимира Путина, и председатель правительства был вынужден распорядиться «проработать вопрос о переводе комбината на замкнутый цикл водооборота», что подразумевало фактическую остановку производства, так как, не совершая выбросов в озеро, комбинат работал в убыток. После длительной агонии и вялых протестов 25 декабря 2013 гигантский комбинат, который считался основным источником загрязнения Байкала, остановился. На его территории, в 14 картах-шламонакопителях осталось трудное наследство — более 6,5 миллионов тонн отходов различного состава: лигнина, смешанного с хлором, целлюлозного волокна, полиакриламида, активного ила и глинозема. С этой экологической обузой что-то срочно нужно было делать», — говорит Андрей Федотов.

Ядовитые бассейны БЦБК

ГРЯЗНЫЕ ВОРОТА БАЙКАЛА

Чернина на Байкале боятся как графа Дракулу в Румынии. Парадокс: сейчас сжигание отходов в байкальской зоне запрещено, но все опасаются, что некие тёмные силы, стоящие за «профессором» Черниным, отменят запрет.

«На Байкале в центральной экологической зоне сжигание отходов запрещено законодательно!

Есть 643-е постановление правительства. Пока есть. Но оно сейчас «ремонтируется». И если этот запрет сейчас исключат из новой редакции, то это значит, что у Чернина действительно огромные лоббистские возможности. Мы понимаем, что в настоящее время этот запрет мешает только одной компании «Газэнергострой — Экологические технологии», которая является единственным исполнителем ликвидации накопленного экологического вреда от Байкальского ЦБК», — говорит советник губернатора Иркутской области и руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик. Фалейчик – один из самых лучших специалистов по экологии Байкала, проработавший долгое время заместителем руководителя администрации губернатора Бориса Говорина, а до того – 16 лет в парламенте Иркутской области.

О том, что планы правительства отменить запрет на сжигание реальны, рассказал зампред комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Будуев. По его сведениям в проекте постановления правительства, в нормативных актах о Байкале, которые разрабатывает Минприроды, содержится норма, позволяющая сжигание отходов производства в экологической зоне Байкала:

«Мы боимся, что Чернин обойдёт 643-е постановление, изменив его версию. Уже сейчас идёт подковёрная борьба. Мы недавно заметили, что со стороны правительства начались введения хаотичных поправок в нормативно-правовую базу, и в силу бессистемности процесса было ощущение, что это какие-то лоббисты что-то как-то пытаются проломить. Одной из таких инициатив, которые вызвали мою насторожённость, были попытки «скорректировать» 643-е постановление, регламентирующее запрещённые виды деятельности на Байкале. Среди них есть и разрешение на утилизацию отходов путём термолиза, то есть сжигания. Я понимаю, что поработали лоббисты, и деньги, выделенные на ликвидацию ущерба для кого-то — лакомый кусок».

Депутат Госдумы Николай Будуев наоборот предложил внести строгий запрет на использование технологий сжигания для утилизации отходов Байкальского целлюлозного комбината. Но лоббисты не унимаются.

«Чернин предлагает переработку всех отходов БЦБК по сути провести тремя технологиями:обратный осмос, термолиз и захоронение под видом рекультивации», — объясняет Юрий Фалейчик, — «Давайте разберёмся. Чернин утверждает, что почистит воду, которая сверху в шламонакопителях стоит и чёрные щелока в очистных сооружениях с помощью установок обратного осмоса. Что это? Это процесс фильтрации растворов под давлением через тонкие мембраны. Действительно, так оно и есть — установки обратного осмоса дают самый высокий эффект очистки загрязнённой жидкости, но… Воду мы получаем чистенькой, а грязненькое постепенно повышает концентрацию и становится жёстко агрессивным! То есть, если там были жидкие отходы, условно говоря, IV класса опасности, то после обратного осмоса то, что осталось, становится отходами II-III класса опасности, которые захоранивать можно только после химической нейтрализации. И возникает следующая проблема: куда девать эту новую супер-грязь?

Второе: Как ни прячь за техническими терминами «термолизная деструкция», предложенная Черниным технология термолиза есть ни что иное, как сжигание лигнина! «Вы понимаете, что будет, если начать сжигание? Сероводород будет провоцировать сернистые соединения, которые на выходе дают серную и сернистую кислоту при контакте с атмосферной влагой. Метилмеркаптан к «радости» байкальчан и туристов окажется в воздухе и будет вонять до рези в глазах за десятки километров весьма убедительно. А хлорорганические соединения выплеснутся канцерогенными диоксинами. Плюс сажа. Плюс оксид и диоксид углерода.

И третье. Зола и строительный мусор не горят. А это 9 карт из 14 (басейнов-отстойников прим. FLB). Чернин так, видимо, рассуждал: о, прекрасно, не буду там ничего делать, а просто воду сброшу сверху, застелю геомембраной, засыплю песочком, сверху растительным слоем, посею травку и это будет называться рекультивация. Показуха, то есть… Но, почему это не рекультивация? То, что там находится, является отходами, а если отходы закрыть чем-то сверху — это уже называется «захоронение»! А захоронение отходов в центральной экологической зоне на Байкальской природной территории запрещено законом!

Да и на этой территории предполагается развитие Особой экономической зоны «Ворота Байкала». А как развиваться, если под ногами господин Чернин закопает миллионы тонн отходов?

Ещё один весьма забавный нюанс. Сегодня Чернин в Дзержинске термолиз осуществляет на газе. У нас на Байкале газа нет, мазут и уголь ещё менее экологичное решение. Нас уверяют, что термолизные установки будут работать на электроэнергии. Эксперты смеются, так как подобные установки нужно для начала изобрести.

А что же тогда происходит? Загадочность, закрытость, внешняя бездеятельность, многословие и какое-то постоянное мелкое враньё. Появляется запах какой-то невероятной, масштабной аферы, в которой технологические решения скрываются, маскируются для чего-то, но при этом планируется истратить средства, которые за пределами здравого смысла. Но все уверенно говорят, что под Чернина эти деньги дадут», — полагает советник губернатора Иркутской области и руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик.

«Байкал превратится в экологическую катастрофу, химическую бомбу, —поясняет эколог Максим Шингаркин, — «При сжигании лигнина и хлорных соединений образуются диоксины, которые сохраняются в окружающей среде более 100 лет. Двигаются в пищевых цепочках, распространяются на колоссальные объемы и многократно проходят через все организмы, убивая их. Это значит, будет отравлена и вся Байкальская рыба. Если будет сожжён весь лигнин на Байкале, все жители, которые живут в городе Байкальске, они подвергнутся просто токсической атаке».

И вот несмотря на все эти вопросы о непродуманной и несовершенной технологии 19 марта 2020 года вышло распоряжение правительства РФ за подписью премьера (N 669-р), которое назначило компанию Чернина единственным подрядчиком на БЦБК.

За Чернина «иконостас» с подписями: МинФин, Минэкономики, Минприроды, губернатор… Почему чиновники так действуют, закладывая бомбу под Байкал? Напрашивается сравнение: с такой же чудовищной энергией уничтожения действовали ливанские чиновники, арестовав транзитный сухогруз с амиачной селитрой в порту Бейрута и храня эту бомбу замедленного действия в центра города.

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК «ПРОФЕССОР» ЧЕРНИН ПРОБРАЛСЯ НА БАЙКАЛ

О ситуации на Байкальском ЦБК рассказал бывший заместитель гендиректора компании «ВЭБ-Инжиниринг» Александр Фролов, который с сентября 2017 по февраль 2018 года проработал на байкальской площадке:

«Чернин напоминает мне Остапа Бендера в плохом смысле этого слова. Или, скорее, Хлестакова в современном исполнении. Слышали мы и про «технологию термолиза», которую он якобы «изобрёл» и сумел продать в Нижний Новгород за немыслимые деньги, используя, как он сам любит говорить, свой «волшебный ресурс» — старшего брата Николая Платоновича Патрушева — Виктора Платоновича. Он регулярно пользуется табличкой с его именем. 13 января 2020 года в Иркутске на совещании под руководством и.о. губернатора Иркутской области Игоря Ивановича Кобзева по вопросу «Выбор технологических решений по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК», я сам видел табличку, где было написано «Виктор Платонович Патрушев «Газэнергострой». Это стояло на столе у губернатора всё выступление Чернина.

И присутствующие, как зачарованные суслики на неё смотрели. Хлестаковщина в чистом виде — ведь самого Виктора Платоновича никто в глаза там не видел! Правда, потом табличка таинственным образом исчезла, и что ещё характерно, фамилия Патрушев была изъята из списка участников совещания, где она значилась под №24, аккурат между фамилией самого Сергея Яковлевича и его зама по развитию ГК Корпорации «Газэнергострой», Дмитрия Александровича Зайда. Но в оригинальной версии она там была — Виктор Платонович был указан, как представитель ГК Корпорация «Газэнергострой».

Кстати, обратите внимание — Чернин не раз заявлял, что он руководит «государственной корпорацией». Ну какая она к черту «государственная»?! «ВЭБ-Инжиниринг» — вот стопроцентная государственная компания, созданная по прямому распоряжению Путина и имеющая 450 миллионов уставного капитала. «ВЭБ-Инжиниринг» — это вам не офшорная пирамидка с юрлицом, зарегистрированным на Сейшелах. Однако, как ни обидно признавать, именно такая «пирамидка» и увела у нас контракт, ради которого я впахивал 4 месяца, исползав на брюхе весь Байкальск», — рассказывает Фролов.

«С 2013 по 2017 на территории БЦБК царило полное безвластие, и почти 4 года все творили, что хотели. Весной 2017 я приехал на комбинат и увидел завод-призрак, восстановлению не подлежавший: оборудования нет, а коммуникации и трубопроводы варварски порезаны. В аэротенках-усреднителях, из которых Шукшин в кино зачерпывал стаканом чистую воду, стояла чёрная жижа. (В фильме такого кадра нет – FLB) Вся промплощадка: радиальные отстойники, пруды-накопители залиты химическим веществом неизвестного происхождения. Спрашиваю, что это за дрянь?! Местные поясняют, что раз на брошенном комбинате осталось так много нержавейки и другого интересного металла… Но там, в трубах оставалась некая щелокосодержащая жижа. Куда же её сливать? Да вот сюда! И этой отравой чёрного цвета были переполнены ёмкости, которые ранее использовались для очистки воды! В озеро также сливалось всё, что ни попадя. Никто не узнает, сколько и какой именно гадости…», — рассказывает Александр Фролов.

«Поручения Президента Пр-1818 из 6 пунктов от 12 сентября 2019 тогда ещё не было, мы лишь работали с мыслью об этом. Во втором проекте нас было 37 человек. Роман Панов, руководивший АО Росгеология», поставил условие — узнать точный вес в каждом шламонакопителе до килограмма и выяснить состав того, что там находилось: никакого очковтирательства, никаких заниженных объёмов. Мы меряли пробоотборниками каждую карту, вдоль и поперёк, а также по глубине, плотности и составу, сделали 3D-сетку, делали тысячи проб разной глубины! Мы 4 месяца убили ради получения цифр по химанализу и объёму, и я готов подписаться под каждой из них», — вспоминает Фролов.

«Мы не осознавали наступающей опасности, были поглощены работой», «На одном из совещаний, проводимых Романом Пановым, было предложено создать портал под названием CleanBaikal. Сделали, там же открыли интернет-форум, где уважаемые и компетентные люди, ученые с именами, академики, экологи, WWF, Greenpeace, реальные специалисты в различных областях, без всяких там «ников-шпиков» могли открыто общаться, дискутировать друг с другом на цивилизованном, техническом языке. Мы демонстрировали публичность, открытость, перезнакомились со всеми – от крайне правых, до крайне левых движений в Иркутской области и дали возможность для дискуссии. В апреле 2019 по приглашению Иркутской думы мы поехали на слушания с неким промежуточным отчетом. Там мы доложили о том, что нашли, о проблемах, о найденных технологиях и дали выступить некоторым заявителям. Кто-то из них «топил» за почвогрунт, кто-то за омоноличивание. И Панов всякий раз вставал и говорил: «Спасибо, было интересно, но ваша технология уже висит на нашем сайте!» Если кто-то начинал ерепениться, то Панов направлял его с предложением заявляться на CleanBaikal и бороться в честной и конкурентной борьбе.

И тут встаёт представитель Чернина и плетёт про печку, которая у них есть… И Панов хладнокровно отвечает: «Да, спасибо, мы в курсе, мы как раз отправляли нашего представителя в Нижний Новгород посмотреть, как вы работаете на «Черной дыре». Но видимо, Сергей Яковлевич Вас не уведомил, что после визита нашего сотрудника мы с ним договорились, что к Байкалу он даже приближаться не будет?» Это было сказано при всём народе. Помню, как Панов мне уверенно говорил, что «никакого Чернина на Байкале никогда не будет…» А потом… а потом шарахнул скандал с Горрингом», — рассказал Александр Фролов. (Речь идёт о Руслане Горринге, первом заместителе Романа Панова, генерального директора «Росгеологии», которого сняли после скандала с его видеооткровениями – прим. FLB)

Ответ пресс-секретаря Совета Безопасности РФ Евгения Аношина: «В отношении упоминаемой вами ГК «Корпорация ГЭС» отмечу, что Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации к деятельности конкретных хозяйствующих субъектов отношения не имеет и содействие данной структуре не оказывал»

Юрий Фалейчик дополнил картину: «Ситуацию вокруг контракта на БЦБК взорвал скандал с Горрингом, вследствие которого произошла смена руководства Росгеологии и началась ожесточённая борьба за государственный контракт и большие деньги на рекультивацию комбината. И если Панов — кстати, он мне очень нравился своей целеустремлённостью… он в общем-то резкий персонаж вполне себе, был нацелен на результат, но когда вместо него появился Горьков (новый глава «Росгеологии»), стало понятно, что это совершенно другой человек, абсолютно из другого теста. Это такой матёрый чиновник, который заявил о том, что «Росгеология» вообще «создана не грязь перерабатывать, а недра изучать…» Он запретил своим внутренним структурам заниматься БЦБК. Дошло до того, что Горьков приказал ликвидировать подразделение, которое было специально создана для этого, «РГ Экология». Сократили весь персонал, который там работал. В итоге Росгеология и правительство Иркутской области разорвали отношения».

ТЕНЬ ЗАММИНИСТРА МИНПРИРОДЫ РФ КОНСТАНТИНА РУМЯНЦЕВА

«Когда Чернин с ООО «Газэнергострой — Экологические технологии», получил статус единственного исполнителя по многомиллиардному контракту по «Чёрной дыре», стало понятно, что где-то в системе принятия государственного решения есть чиновник, который проложил Чернину дорогу на самый верхний уровень», — объясняет Максим Шингаркин, — «В том, что Чернин всё провалит и займётся выводом средств, я был уверен, но я был убеждён, что правоохранительные органы рано или поздно с ним разберутся и ситуацию купируют: не дадут, во-первых, украсть денег, и во-вторых не дадут нанести ущерб окружающей среде.

В расследовании, которое я начал с другими экспертами, меня больше всего занимало должностное лицо, позволившее Чернину дотянутся до 7 миллиардов рублей. Я начал искать того человека, кто откровенно липовые документы Чернина превращал в безупречные докладные и клал на стол должностных лиц. Для понимания ситуации проанализировал всех должностных лиц, имевших отношение к принятию решений. Так выяснилось, что руками Чернина был Константин Николаевич Румянцев — нынешний замминистра Минприроды РФ. Именно этот человек является иницииатором подложных документов, на основании которых Чернин получил сначала статус единственного поставщика по объекту накопленного вреда «Чёрная дыра», «Белое море» и «Игумново», а в последующем получил статус единственного поставщика по ликвидации накопленного вреда на Байкальском ЦБК», — полагает эколог Максим Шингаркин.

«В основании решения по Байкалу (по назначению «Газэнергострой — Экологические технологии» единственным исполнителем) лежало экспертное заключение, подготовленное сотрудниками аппарата правительства РФ. Это документ абсолютно негодный, он содержит набор недостоверных или вообще лживых сведений, перемешанных с общеизвестными фактами. Никто кроме Константина Румянцева не мог так организовать документы для премьера Медведева, по сути, имея на руках критические и отрицательные выводы проверки Росприроднадзора по «Чёрной дыре». Это и есть подлог, который лёг в основу распоряжения правительства.

Я обращаю внимание, что к этому моменту обезвреживание отходов на «Чёрной дыре» даже не начиналась! Таким образом, были введены в заблуждение должностные лица правительства Российской Федерации: зампред правительства, министр естественно и, соответственно, сам председатель правительства. Таким образом в основе выборах критического решения по Байкалу, стоимостью, по нашим оценкам, в 10 миллиардов рублей легли ложь и некомпетентность», — считает Максим Шингаркин.

См. первую часть расследования Дмитрия Белякова:
«Чёрная дыра». Самое ядовитое место России
FLB: Утилизацию компонентов боевых отравляющих веществ на старых полигонах под Дзержинском доверили фирме «сомнительного» доктора наук Сергея Чернина «Газэнергострой». Куда растворились 6,4 млрд рублей?

Источнк:  flb.ru