«Сибантрацит» и показательное расследование техногенных аварий

Год спустя после аварии на разрезе «Кийзасский» в Кемеровской области, когда сошедший с отвалов грязевой сель перекрыл русло реки и уничтожил несколько гектаров леса, наше издание попыталось установить истинные масштабы этого ЧП и выяснить, какие меры были приняты для ликвидации последствий

Однако в ходе расследования журналистам пришлось опираться лишь на данные экологов, общественников и других неофициальных источников, поскольку официальной оценки ущерба этой техногенной катастрофе так никто и не вынес. Редакция обратилась с соответствующим запросом в Южно-Сибирское межрегиональное управление Росприроднадзора, и через неделю получила ответ. Ответ, который, честно говоря, вызвал еще больше вопросов…

В письме на адрес редакции, подписанном врио руководителя Южно-Сибирского межрегионального управления Росприроднадзора Дарьей Левковской, говорится, что действительно в ночь с 6 на 7 июня 2019 года с отвалов «Кийзасского» сошла лавина «отходов» (вскрышных пород от добычи угля) общим объемом 3 050 000 куб. м. В пересчёте на вес, если брать схожую плотность скального грунта, этот составляет примерно 4 млн 800 тыс. тонн! Половина этого объема – 1,336 млн м3, как следует из материалов проверки Росприроднадзора, приложенных к письму, свалилась прямо в реку Большой Кийзас, полностью перекрыв её русло на целый километр. Ещё половина – 1,39 млн м3 смела на своем пути сотни вековых деревьев и девять опор высоковольтной ЛЭП.

Нетрудно представить себе, что ущерб от катастрофы такого масштаба может исчисляться миллиардами рублей (что и подтверждают неофициальные источники), а восстановление природы может занять десятилетия. И это при условии, что работы по рекультивации искалеченных земель холдинг «Сибантрацит», владеющий разрезом, начал бы немедленно после аварии.

Имитаторы

Однако вместо этого, как невольно засвидетельствовал недавно вице-губернатор Кемеровской области Андрей Панов, предприятие, по всем признакам, начало имитировать бурную деятельность. Присыпали землёй снесенные опоры ЛЭП, даже не потрудившись демонтировать и убрать их. Согласно отчетам, якобы высадили десятки тысяч деревьев, которые, согласно тем же отчетам, не прижились. И – вот счастье! – якобы выпустили полторы сотни тысяч мальков рыбы в реку Большой Кийзас, следы которых тоже затерялись в черной от угольного шлака воде.

В такой чёрной от угольного шлака воде вряд ли выживут даже бактерии, не то что якобы выпущенные 150 тысяч мальков
(фото: Инстаграм заместителя губернатора Кемеровской области Андрея Панова)

В такой чёрной от угольного шлака воде вряд ли выживут даже бактерии, не то что якобы выпущенные 150 тысяч мальков (фото: Инстаграм заместителя губернатора Кемеровской области Андрея Панова)

Русло реки холдинг «Сибантрацит» попросил у природоохранных властей разрешения прокопать по новому «маршруту». При этом, как уверяют местные экологи, вода сама пробила себе другое русло, а руководство компании, судя по всему, решило выдать работу реки за свою: оказался засыпанным целый километр реки, уборка шлака с такой территории обошлась бы в копеечку компании.

Но главное, привлечь к реальной ответственности за эту де-факто экологическую диверсию «Сибантрацит» до сих пор невозможно, поскольку до сих пор сумма ущерба компании, возглавляемой Катериной Босов, официально не предъявлена! А почему? Это мы узнали из письма от Росприроднадзора.

Потому, оказывается, что вот уже год ООО «Разрез Кийзасский» таскает управление Росприроднадзора по судам, пытаясь, по сути, признать незаконными результаты той самой проверки, в ходе которой был установлен объем сошедшего селя. То есть, вместо того, чтобы вложиться в рекультивацию, «Сибантрацит» вложился в юристов, и своего практически добился – заморозил более чем на год процесс оценки ущерба.

Арбитражный суд Кемеровской области в конце июля этого года признал правоту Росприроднадзора, отклонив все апелляции «Сибантрацита». Но решение до сих пор не вступило в силу. Но предстоит еще рассмотрение апелляции, а это еще многие месяцы затяжки!

И вот что в этой связи пишет нам г-жа Левковская:

«Для осуществления расчета вреда почвам как объекту охраны окружающей среды необходимы данные об объеме размещенных вскрышных пород, которые в настоящий момент являются предметом обжалования.

Таким образом, предъявление суммы ущерба окружающей среде будет возможно после вступления в законную силу решения Арбитражного суда Кемеровской области».

То есть, понимаете? Суслик как бы есть, но его как бы нет. И чем такая позиция «Росприроднадзора» поможет жителям поселков Мыски, Бородино, Тетенза, которые продолжают оставаться заложниками «Сибантрацита» и уже идут на крайние меры, перекрывая дороги к разрезу – непонятно.

В распоряжении редакции имеется копия технического расследования обстоятельств ЧП, проведенного самим ООО «Разрез Кийзасский». Документ датирован 5 июля 2019 года. Среди причин аварии, в которых признается руководство разреза:

— «Нарушения в подготовке основания отвала: не была организована система дренажных канав, не пригружено основание опережающим валом»;

— «Дополнительное обводнение отвала за счет перекачки воды из забоев открытых горных пород в районе профильных линий»;

— «Превышение содержания четвертичных отложений в общих объемах вскрышных пород, транспортируемых на отвал «Межучастковый» (Северный)».

Последний пункт особенно примечателен, поскольку в иске к Росприроднадзору, поданном в Кемеровский областной арбитражный суд, представители «Сибантрацита», руководимые юристом по образованию Катериной Босов, как можно сделать вывод, ознакомившись с делом, попытались доказать, что вскрышных пород вовсе не было в отвале, ссылаясь на отсутствие экспертизы отходов, сошедших с отвала. Но как в принципе можно добывать уголь без остатков вскрышных пород?!

В акте проверки надзорного органа указано, что вскрышные породы были и превышали безопасные объемы!

Кто оплатит «банкет»?

Как говорил герой популярной комедии: «За чей счет банкет»? В августе этого года Мысковский городской суд взыскал с ООО «Разрез Кийзасский» 11,858 млн рублей в качестве возмещения вреда, причиненного лесному фонду от схода оползня. Возмещение вреда взыскано по исковому заявлению новокузнецкого межрайонного природоохранного прокурора.

Казалось бы, Закон торжествует! Но тем, кто своими глазами видел последствия схода отвала, сумма прокурорского иска покажется смехотворной. Эти неполные 12 миллионов рублей «Сибантарцит» вряд ли будет оспаривать. Более того, использует в своей пиар-кампании, чтобы продемонстрировать, что «Сибантарцит» возмещает нанесенный ущерб. Свою «заботу о людях» «Сибантарцит» демонстрирует публикациями о «социальных проектах» вроде программы «Учитель для России». Затраты на такого рода «социалку» и минимальные компенсации по иску межрайонного прокурора по меркам «Сибантарцита» копеечные. А вот возмещение реального ущерба, нанесенного окружающей среде, стоит многие миллиарды. Похоже, что Катерина Босов делает все возможное, чтобы этого не допустить.

Довольно показательно, во сколько оценили ущерб от ЧП проводившие собственное техническое расследование представители ООО «Разрез Кийзасский». В процитированном выше документе заявлено, что «экономический ущерб» составил всего 377 350 рублей. Это сумма реальных расходов, которые ООО «Разрез Кийзасский», по всей видимости, понес, ликвидируя последствия ЧП. С учетом масштабов ЧП это можно считать косвенным признанием, что фактически ничего сделано не было.

Фактический отказ «Сибантрацита» оплачивать ликвидацию нанесенного экологии и местным жителям ущерба означает, что эти расходы будут переложены на государство. Но государственные органы тоже не спешат что-то предпринимать.

Ничего не вижу, ничего не знаю

Особенно странная ситуация сложилась в Новосибирской области, где водоемы и земли близ села Елбаши 18 июля «накрыл» грязевой сель в несколько раз большего размера. Эта лавина сошла с отвалов разреза «Колыванский», принадлежащего всё той же группе «Сибантрацит». Но если на Кузбассе Росприроднадзор худо-бедно воюет с Катериной Босов, и, пусть год спустя, так сказать, со скрипом подключилась «тяжелая артиллерия» в виде заместителя губернатора области, то в администрации главы Новосибирской области Андрея Травникова делают вид, что возле села Елбаши не произошло ничего. Вообще ничего. Комментариев ни из областной администрации, ни из местного Росприроднадзора не поступает никаких.

События в Кемеровской и Новосибирской областях, где сосредоточены основные производственные мощности «Сибантрацита», хорошо иллюстрируют стратегию, выстроенную Катериной Босов – новой хозяйкой холдинга, ставшей во главе совета директоров после гибели своего мужа Дмитрия Босова. Стратегия эта, похоже, была выработана раньше, когда при живом еще миллиардере Катерина Босов занимала должность коммерческого директора. Суть её сводится к следующему: поменьше расходов на экологию и технологическую безопасность, побольше – на юристов и охрану корпоративных секретов от любопытной прессы.

Еще одной важной статьей расходов «Сибантрацита», судя по всему, является раздача «пряников» региональным властям. И действительно, зачем тратить миллиарды на ликвидацию последствий своей бесхозяйственности, если можно за несколько миллионов построить пустующий палаточный госпиталь в поселке Линево, на который не надо даже выделять деньги на расходные медицинские материалы, или направить несколько миллионов на поддержку хоккея и учительский конкурс? Ведь после таких «широких жестов» местные власти могут не замечать ни оползней, ни наводнений, ни других экологических катастроф, вызванных варварской добычей угля на разрезах «Сибантрацита».

На этом фоне «социалка» и работа с чиновниками на местах представляется действительно выгодной инвестицией. Ведь в итоге представители исполнительной власти не доставляют хлопот компании «Сибантрацит» требованиями ликвидировать последствия ЧП.

В Росприроднадзоре попытались «успокоить» нашу редакцию тем, что иски о нанесенном природе ущербе можно предъявлять в течение 20 лет. За такой срок весь уголь будет добыт из разреза, а руководство «Сибантарцита» переедет с нажитыми капиталами в другую страну. Местная прокуратура также не видит нарушений законодательства в фактах вывода из оборота земель сельхозназначения.

Варварское разорение природы при полном попустительстве чиновников местных администраций и надзорных органов наносит огромный ущерб экологии и государственной казне. Необходимо ужесточение государственного и общественного контроля за деятельностью добывающих компаний. Мы намерены предоставить в следующем материале слово законодателям, узнать, что они думают по этому поводу.

Источник: versia.ru